ОДЕЖДА. МОДА И НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ. ЧАСТЬ ВТОРАЯ
Российские корейцы и ханбок 150 лет спустя: возвращение к истокам

Юлия Минина — востоковед, преподаватель кафедры истории и филологии Дальнего Востока ИВКА РГГУ, медицинский переводчик. В 2008 году работала в Северном Вьетнаме в составе российско-вьетнамской лингвистической экспедиции;занималась исследованиями традиционных костюмов Вьетнама (Ханой, 2013, 2016), Кореи (Сеул, 2014) и Японии (Киото, 2015). Автор ряда публикаций, посвященных истории национальной вьетнамской одежды. В сферу научных интересов входят история традиционного костюма народов Дальнего Востока, вьетнамская, корейская, китайская телесная культура.

 

Более полутора веков минуло с тех пор, как первые корейские поселенцы пересекли российскую границу в поисках спокойной жизни и возможности мирно трудиться (Ким Ен Ун 2003: 113). Их чаяниям не суждено было сбыться: Россия вступила в Первую мировую, пережила революции и Гражданскую войну (при этом в 1918–1925 годах на Дальнем Востоке продолжалась борьба против японских интервентов), затем последовала сталинская депортация корейцев из Приморья (1937), а спустя четыре года грянула Великая Отечественная война. Несмотря на тяготы принудительного переселения в Центральную Азию и острое чувство несправедливости, причиненной сталинским руководством Советского Союза, корейцы оставались патриотами своей новой родины и храбро сражались за ее свободу. Вклад корейцев в развитие сельского хозяйства, экономики, науки, техники и просвещения России, Узбекистана, Казахстана и Украины оказался немалым (Пак 2003: 15).

За 150 лет корейцы стойко перенесли все, что выпало на долю советской истории, а затем истории России и стран СНГ. За это время они несколько раз меняли место проживания, постепенно забывали родной язык, а точнее диалект — корёмаль (Концевич, Мазур 2003: 227). Ряд обычаев и традиций российских корейцев, или корё сарам (самоназвание этнических корейцев на постсоветском пространстве), ушли в прошлое: для них не нашлось ни возможности, ни адекватного способа выражения в культуре этноса, претерпевающей колоссальные перемены.

В отличие от национальной кухни, которая, как правило, лучше и дольше других элементов материальной культуры выдерживает испытание временем у диаспорных народов, традиционная одежда корейцев в СССР оказалась практически полностью вытеснена функциональными аналогами западного образца уже к середине XX века (Ким 1989, 2012: 1,6).

Десять-пятнадцать лет назад в ходе свадебных церемоний, празднований юбилеев и асянди (первого дня рождения ребенка) российскими корейцами вновь стала использоваться национальная одежда — ханбок. Подготовке костюма, будь то покупка, заказ на индивидуальный пошив или самостоятельное изготовление, уделяется большое внимание. В подражание южным корейцам, чья массовая культура стала одним из ключевых ориентиров молодых представителей корё сарам, российские корейцы устраивают памятные фотосессии в традиционной одежде, стремясь к «аутентичности» не только в плане конструкции костюма, декора и аксессуаров, но и макияжа, прически.

Настоящая работа посвящена анализу феномена возвращения интереса к национальному костюму у российских корейцев, его причин и характерных особенностей, а также является попыткой совместить беспристрастный взгляд исследователя и человека, который сам стал частью корейской диаспоры через межэтнический брак. 

(Продолжение читайте в печатной версии журнала)