МОДА И РЕВОЛЮЦИЯ. ОДЕЖДА
К вопросу о первой женщине в брюках: случай Генриетты д’Анжевиль

Паскаль Горже Бальстерос (Pascale Gorguet Ballesteros) — ведущий куратор Музея моды и костюма города Парижа (музея Гальера), заведующая коллекциями «XVIII век» и «Куклы». Читает лекции по истории моды, костюма и тканей в Сорбонне.

Статья впервые опубликована в журнале The Journal of Design, Creative Process & the Fashion Industry (2016).

 

Вступление

Новая героиня — современная женщина на велосипеде и в кюлотах — появилась во Франции в последней четверти XIX века и мгновенно навлекла на себя шквал критики. С тех пор этот образ, несколько неоправданно, начал символизировать растущее политическое влияние женщин и их победу над брюками. Сколь бурную общественную реакцию вызвали женщины-велосипедистки, столь скуден был интерес со стороны ученых, изучавших, как брюки нашли свое место в дамском гардеробе (Monnier 1990). Историк Кристин Бар стала первым исследователем во Франции, кто детально изучил историю женских брюк (Bard 2010)1. Будучи историком гендера, Бар тем не менее подчеркнула важную роль физической активности и спорта в процессе утверждения брюк в дамском гардеробе.

Знаменитая история Амелии Дженкс Блумер (1818–1894), носившей штаны в Америке середины XIX века, занимает важное место в работе Бар. Исследовательница обращает внимание на то, как «ее имя… прочно связано с этой модой (в английском есть слова bloomerism, bloomerites, bloomers, Bloomer costume) (Ibid.: 117). И все же историки гендера рассматривали эпизод с Блумер в контексте борьбы за женские права, пренебрегая другим аспектом этой истории, который был связан с развитием специализированной одежды для женщин. В итоге история Амелии Дженкс Блумер была мифологизирована в рамках истории французского женского платья, а значение слова «блумеры» затемнилось. В США оно служило для обозначения совершенно конкретного брючного костюма, аналогичного тому, в котором ходила Амелия Дженкс Блумер, а также, в более общем смысле, отсылало к борьбе американских женщин за право носить брюки (Cunningham 2003: 48–53). Во Франции же англоязычное «блумеры» приравнивалось по смыслу к французскому «кюлоты» и обозначало пышные женские бриджи, которые носили велосипедисты в конце XIX века (ил. 1). Широко распространено заблуждение, что и Амелия носила что-то в этом роде. Итак, «блумеры» в значении пышных бриджей, хотя и не утратили своей связи с борьбой за женское равноправие, во Франции ассоциируются с велосипедной ездой и часто приводятся в пример как первый случай специализированной женской одежды (ил. 2). Один малоизвестный эпизод, имевший место во Франции задолго до случая Амелии Блумер, может наряду с ним прояснить историю происхождения женских брюк. Кроме того, он служит тому, чтобы развести историю женских брюк с историей женской политической борьбы и феминизма, а также позволяет переопределить меру того влияния, которое занятия физической активностью имели на процесс создания женских брюк.

 

Примечания

1. См.: Бар К. Политическая история брюк. М.: Новое литературное обозрение, 2013. (Прим. пер.)