СОБЫТИЯ
Женщина-дизайнер — друг человека

Выставка «Travaux de Dames?». Музей декоративных искусств Парижа.

8 марта — 17 сентября 2017

 

В парижском Музее декоративных искусств проходят одновременно две выставки. На афише открывшейся в октябре «Приличный вид строго обязателен» спортивное мужское тело проглядывает через разрезы искусственно состаренных джинсов. Постер выставки «Дамское рукоделие?», приуроченной к женскому празднику, — полная эстетическая противоположность. Лаконичное. Черное. Изящное. Нет, не маленькое черное платье, а украшение Якомейн ван дер Донк в форме ладоней, обхвативших шею. Вы догадались, куда в будний день, перед открытием, выстроилась очередь? Правильно, на «Приличный вид». Запах обещанной провокации, интриги притягивает посетителей. И все-таки, чтобы лучше разобраться во французском искусстве жить, нужно увидеть именно «Дамское рукоделие».

Зайдем в книжный магазин музея. Мадам желает полистать каталог «Дамского рукоделия»? Месье сожалеет, но каталог не поступил в продажу. Да, месье может подтвердить, что с тех пор, как он здесь работает, так случалось нечасто. Взберемся на шестой этаж, чтобы взглянуть на выставку, которую, как сказочную принцессу, заточили в самый труднодоступный покой этой башни. И вот — три долгожданных зала. Все экспонаты — как на ладони. И сад Тюильри за огромными окнами — тоже как на ладони. Мадам спрашивает, в какой последовательности лучше смотреть? Месье смотритель думает, что если по темам — скорее слева направо. Но месье смотритель предполагает, что если в хронологической — это скорее справа налево.

На плакатах — принтах на простынях, приколотых бельевыми прищепками (так с иронией указано на главное женское искусство), — читаем об идее мероприятия. Стержень выставки — деятельность Дамского комитета. В 1865 года при Центральной организации продвижения изящных искусств в индустрии начала работать ячейка «дамского патронажа». Филантропки, меценатки и потребительницы объединились на почве осознания гендерной ответственности за развитие искусств и ремесел. (Совершая модную покупку, француженка задает вектор развития национальной индустрии, как утверждалось уже в XVIII веке.) Коллекция произведений искусства, приобретенных Комитетом, легла в основу собрания Музея декоративных искусств, в котором мы и находимся. То есть выставка эта — о собственных истоках. Тон умеренного феминизма, заданный Дамским комитетом, всегда поддерживался в Музее. С момента его основания здесь уделяли особенное внимание работам женщин. Представление о географическом и стилистическом разнообразии их произведений в коллекции Музея и должно возникнуть у посетителей.

Первый раздел посвящен Дамскому комитету. Заметим, в 2012 году музей подготовил отдельную выставку об этой организации. Одним из основных направлений деятельности Комитета — а с начала XX века единственным — было образовательное. Исключительно для женской аудитории Комитет организовывал курсы по рисованию, моделированию, ботанике, переплету; на третьем-четвертом году обучения можно было посвятить себя моделированию одежды, дизайну мебели, работе в технике эмали. Представленные документы соседствуют с работами преподавателей и учениц курсов, в разное время известных как Школа при ателье декоративных искусств или школа Бетховена. Заведение просуществовало долго и закрылось только в самом начале XXI века.

Отдельная витрина посвящена работам Марии Клавдиевны Тенишевой (1858−1928) и газетным публикациям о ней. Внушительный капитал второго мужа (sic!) позволил ей придать меценатству международный резонанс. Неподалеку от села Талашкино Смоленской губернии была организована кустарная община; окрестные женщины занимались здесь народными промыслами. Каталог парижской выставки 1907 года предлагал почти 6000 произведений талашкинских мастериц. Духом просвещения и цивилизаторства веет и от проекта Поля Пуаре «Ателье Мартина» (1911). В этой школе девочки с заводских окраин Парижа учились рисовать с натуры, работать в технике керамики, окрашивать ткани.

В этом же зале — дань работам Сони Делоне и Эльзы Скиапарелли. Представленная модель свитера обыграна фотографией дамы в одежде этой же модели. Да здравствует фривольная мода с ученым лицом Терезы Боней! Подруга Делоне и Скиапарелли, доктор Сорбонны, основатель первого агентства американской глянцевой прессы в Париже (1923), автор фоторепортажей с выставок изящных искусств — все это Тереза Боней.

Во втором зале собраны работы дизайнеров интерьера. Организаторы словно хотели доказать самим себе и посетителям, что отдел комплектования всегда работал образцово и что в запасниках музея теперь хранятся работы многих выдающихся женщин-дизайнеров XX века. Ковры чилийки Виолеты Парра, композиция из мотков шерсти Шейлы Хикс, работы из растительных материалов в неповторимой технике Веры Секели. Изумляет заварочный чайник Хеллы Йонгериус в форме черепной коробки динозавра.

Работы третьего зала объединены темой юмора и ироничного взгляда на мир их создательниц. Современные скульптуры соседствуют здесь с абстрактными глиняными вазами и розовыми «доспехами» Рей Кавакубо, которые бросают вызов принятому на западе женскому силуэту. Beau dans l’imparfait. Красота в несовершенстве. Не смешно при виде декоративной керамики, воспроизводящей разные наборы свиных потрохов? Вот настоящие французы — те любят смеяться над физиологией, а разные идиоматические выражения их языка с медицинской точностью называют внутренние органы (почки — средоточие силы и смелости, если вы не знали).

Выставка «Дамское рукоделие» — не только обращение к истокам и гендерный проект, она — путеводитель по загадочной французской душе. Иностранцам, по крайней мере, она становится более понятна. Ну как не связать вековую славу француженок, мастериц на все руки, с художественными курсами Дамского комитета? Пристало ли современной даме гнушаться собственноручной поклейкой обоев, если ее бабушка выжигала паяльником и моделировала мебель на улице Бетховена?

А еще эта выставка — яркий пример исследования того, что и сегодня во Франции стоит на повестке дня в связи с правами различных этнических и религиозных групп, — это позитивная дискриминация. «Меньшинство», представленное женщинами-дизайнерами, оказывается выдвинуто на первый план. Но женщины не показаны на равных с мужчинами, они просто ограждены от мужского общества. За стремление к «гендерной чистоте» приходится заплатить дорогую цену: женщины-артисты вырваны из своего естественного окружения и помещены в некую стерильную среду на шестом этаже Музея декоративных искусств. Только иногда в комментариях проскальзывает упоминание о мужчинах: соавтор Лоретты Янг — супруг Санд Йи, вместе они сотворили и презентовали музею удивительную композицию из стекла. У Сюзанны Лалик-Авиланд — знаменитый отец, основатель марки стеклянной посуды Лалик.

Впрочем, ироничные музейщики (помните простынки с прищепками?) хорошо знали, о чем именно хотели нам поведать в трех залах выставки. О гармонии. О неразрывной связи мужского и женского начал в искусстве. Ее призваны символизировать парные статуи Жанин Жане: на деревянных бюстах Короля и Королевы узором из гвоздей прорисовано абсолютно все — от частей лица до прически и одежды. Это первый экспонат, он же — последний (поскольку вход на выставку — там же, где выход), он же безусловный «гвоздь» (поскольку сделан из гвоздей). Работа была выполнена для витрины бутика Баленсиаги на улице Георга V. И конечно, не удивительно, что подпись к экспонату с деликатностью, свойственной прекрасному полу, напоминает о «новинке» Музея моды Пале Галиера: там в марте открылась выставка Кристобаля Баленсиаги (см. рецензию в этом разделе).

Немногие назовут «Дамское рукоделие?» захватывающей выставкой в привычном смысле слова. Но она — камертон, необходимый для настройки механизмов восприятия. Так что сначала сходите на «Рукоделие», а потом на более классическую «Приличный вид строго обязателен». От перемены мест слагаемых сумма меняется.