СОБЫТИЯ
Эволюция стиля принцессы

Диана: история ее стиля. Кенсингтонский дворец, Лондон.

24 февраля 2017 — 31 декабря 2018

 

В день моего рождения в 1997 году по новостным каналам сообщили, что Диана, принцесса Уэльская, и ее спутник Доди аль-Файед, сын египетского миллиардера и бывшего владельца универмага Harrods Мохаммеда аль-Файеда, погибли в автокатастрофе во Франции в туннеле возле парижского моста Альма. Мне тогда исполнилось семь лет, это первая на моей памяти новостная сенсация, и я хорошо помню, как телерадиокорпорация BBC задержала показ всех запланированных на тот день телепередач. Казалось, новость взволновала всех вокруг, но в особенности мою мать, что меня удивило, так как прежде она не проявляла никакого интереса к королевской семье. Помню, как в последующие годы она покупала книги и сувениры, посвященные принцессе, например специальную серию почтовых марок. Когда я расспрашивала своих сверстников, они отвечали одинаково, указывая на то, что женщин из их семей особенно расстроило известие о гибели принцессы Дианы. Одна коллега рассказала, как ее мать, убежденная противница монархии, повезла ее с собой в Элторп, фамильную резиденцию, принадлежащую семейству принцессы Дианы, чтобы возложить цветы на ее могилу. Другая вспомнила, как в тот день родители встретили ее с сестрой и с выражением грусти и замешательства на лицах спросили: «Вы слышали новость? Диана умерла».

Выражение национального горя было беспрецедентным, трансляцию похорон смотрели более 32 миллионов человек по всей Великобритании — количество зрителей оказалось наибольшим за всю историю британского телевидения (Douglas 2012). Нынешняя выставка «Диана: история ее стиля», приуроченная к 20-й годовщине гибели Дианы, принцессы Уэльской, повествует о проходившей на глазах у публики жизни женщины, которая стала легендарным воплощением неотразимой знаменитости, элегантной аристократки, авторитетной активистки, харизматичной фигуры и своего человека в мире моды, и о том, как эти аспекты ее личности находили отражение в манере одеваться.

«Диана: история ее стиля» — третья выставка, проходящая в Галерее Пиготт в Кенсингтонском дворце, с тех пор как благодаря благотворительной организации «Исторические королевские дворцы» 26 марта 2012 года она повторно открылась после масштабной, стоившей 12 миллионов фунтов стерлингов реконструкции. Это обновление оказалось важной вехой в общественной жизни этого места. Изначально решение сделать Кенсингтонский дворец доступным для публики было принято королевой Викторией (1819–1901) вскоре после празднования алмазного юбилея ее царствования[1] в 1897 году. Реставрация совпала с алмазным юбилеем королевы Елизаветы II (род. 1926), празднование которого прошло на волне патриотического подъема, связанного с проведением Олимпийских игр в Лондоне, — оба этих события Великобритания отмечала в 2012 году. Место проведения выставки создает идеальное обрамление для экспозиции, поскольку принцесса Диана жила здесь в течение шестнадцати лет. После ее похорон 6 сентября 1997 года дворец был открыт круглосуточно, чтобы 136 тысяч посетителей в трауре могли оставить запись в книге соболезнований (Anon. 2017). Наверное, нет ничего удивительного в том, что, прежде чем попасть на выставку, приходится ждать в среднем около сорока минут.

«Диана: история ее стиля» сменила выставку «Мода на троне: платья из коллекций Ее Королевского Величества, принцессы Маргарет и Дианы, принцессы Уэльской», открывшуюся в июле 2013 года, и «Мода на троне: новый взгляд» — переосмысленный и расширенный вариант этой выставки, открывшийся в феврале 2016 года. Предшествующие выставки, на которых были представлены экспонаты из постоянного собрания королевского парадного платья, показывали, как представительницам королевской семьи, в том числе принцессе Диане, удавалось одеваться по моде в рамках регламента королевского двора. Теперешняя выставка, которая служит своеобразным прологом, углубляет эту тему, учитывая, что все, что носила принцесса Диана, становилось предметом пристального интереса.

Энн Эдвардс, автор книги «Гардероб королевы», утверждает: «С того дня, как ее крестили… у будущей королевы было меньше свободы в выборе одежды, чем у многих ее подданных. Ограничений было множество, хотя стоимость и не входила в их число» (Edwards 1977: 11). Выставка «Мода на троне» давала понять, что молодой монарх подчинялся этим правилам, готовясь в будущем к исполнению посольских обязанностей и заграничным поездкам в качестве главы Содружества. Королева поддерживала давнюю традицию «дипломатического костюма», надевая платья, в фасоне и отделке которых были отсылки к принимающему государству. Это видно на примере придуманного Норманом Хартнеллом платья, в котором Ее Величество королева присутствовала на банкете, устроенном президентом Пакистана Айюб Ханом в 1961 году. В дизайне платья использованы цвета пакистанского флага, и сшито оно так, чтобы были видны королевские ордена на груди.

Однако выставка «Мода на троне» свидетельствовала о том, что не только от королевы ожидали соответствия определенным эстетическим критериям. Тема дипломатического этикета в одежде продолжалась в зале, посвященном 1980-м годам, где были представлены четыре костюма принцессы Дианы. Изящное красно-вишневое платье с заниженной талией, созданное лондонским модельером Брюсом Олдфилдом, сочли подходящим для визита в Саудовскую Аравию в 1986 году, принимая во внимание его скромные длинные рукава и длинную юбку. Асимметричное, расшитое розовым бисером прямое платье из атласа цвета слоновой кости принцесса надевала, путешествуя по Бразилии незадолго до финала Кубка мира в 1990 году. Такой нейтральный выбор был обусловлен нежеланием использовать какие-либо цвета бразильской или аргентинской футбольной команды и создавать впечатление, будто бы она симпатизирует какой-то из них.

В сопроводительном тексте перед входом на выставку «Диана: история ее стиля» отмечается, что пресса обсуждала малейшую подробность ее жизни и внешнего вида. В ответ на это она тщательно продумывала свой публичный образ и училась превращать одежду в средство общения с людьми по всему миру, с помощью которого она располагала их к себе. Как рассказывает модельер Джаспер Конран: «Когда принцесса обсуждала со мной свои костюмы, она неизменно задавалась вопросом: „Если я надену это, что это будет означать?“» Для нее у одежды действительно был свой язык. «Обаяние королевы» сочеталось в ней с очарованием «международной знаменитости», и ключевая тема выставки — попытка проследить, как она при своем уникальном статусе держалась на публике, как выстраивала свой образ, общаясь с людьми и достигая важных для нее целей.

Выставка организована скорее по тематическому, чем по хронологическому принципу, — в пяти миниатюрных залах представлены разные этапы. Экспозиция состоит из двадцати пяти костюмов, обложек журналов и нескольких эскизов. На выставке, начало которой отсылает к первым выходам Дианы в свет в 1981 году, прослеживается эволюция стиля принцессы — от скромных романтических платьев до замужества к смелому, броскому стилю периода «династии Ди» в 1980-е годы и к шарму, элегантности и уверенности ее жизни вне королевской семьи. Элери Линн, куратор выставки «Диана: история ее стиля», говорит:

«Наша выставка рассказывает историю молодой женщины, которой пришлось в короткое время усвоить правила придворного и дипломатического этикета в одежде… Мы видим, как она в течение своей жизни набирается уверенности, обретает все больший контроль над тем, как ее изображают другие, и осознанно наделяет свою одежду определенным смыслом».

Однако молодой леди Диане Спенсер мир дизайнерской моды был незнаком, как объясняется во вводном тексте на стене зала. Ее гардероб состоял из «единственного платья, блузки и пары модных туфель», «остальное она брала напрокат у подруг». После ее помолвки с Его Королевским Высочеством принцем Уэльским в 1981 году к Диане пригласили модельеров, и у нее стал появляться повседневный гардероб. Первые выбранные ею платья отвечали романтическому духу начала 1980-х годов, и она часто отдавала предпочтение светлым оттенкам, кружевам и струящимся тканям.

В квадратной витрине в центре первого — главного — зала находятся пять едва различимых манекенов, одетых в длинные платья пастельных тонов. Каждое платье сопровождается ярлыком и фотографией принцессы Дианы в этом наряде. Первое из них — светло-голубое, без бретелей, с чехлом из нейлонового кружева и бархатными лентами. В этом наряде принцесса появилась во время своего дебюта на балу в 1979 году. На фотографии рядом она изображена неловко усевшейся в глубокое кресло и непринужденно листающей журнал. Здесь же представлено легкое вечернее платье из розового атласа, созданное Кэтрин Уокер, с длинными рукавами, с воротничком и манжетами из белого некрашеного шелка. В этом платье принцесса Диана позировала для парадного портрета в 1987 году. На фотографии она скромно сидит рядом с принцем Уэльским.

Следующий раздел, «Рабочее ателье», посвящен покровительству Дианы британским модельерам. По словам дизайнера Роланда Клейна, «ее авторитет был очень велик; она представила лондонскую моду и лондонских модельеров широкой публике». Ее элегантный гардероб привлек внимание к британской моде во всем мире, но в то же время тесное общение принцессы с крупнейшими дизайнерами способствовало формированию ее собственного имиджа. Как отметил модельер Брюс Олдфилд, «одевать ее было совсем не то, что одевать диву, посещающую шикарные вечеринки. Это означало одевать молодую женщину, которая… полагалась на то, что мы поддержим выбранный ей прямой курс». Когда она заказывала какую-то модель, дизайнеры готовили эскизы, которые затем показывали ей, — некоторые из них включены в экспозицию. На стенах висят вставленные в рамки эскизы от Bellville Sassoon, Roland Klein и Emanuel с пометками принцессы Дианы, где она предлагает что-то изменить или отмечает особенно понравившиеся ей детали.

Когда посетители переходят в расположенный в коридоре раздел «Выход в свет», перед ними открывается витрина с тремя особенно памятными нарядами Дианы периода ее первых появлений на публике. В бледно-розовой шифоновой блузке от Emanuel с атласной лентой у шеи леди Диана Спенсер позировала для своего первого официального портрета в Vogue в 1981 году — фотографию сделал лорд Сноудон. Эта публикация, где о ней говорилось как о «восходящей звезде», совпала с объявлением о помолвке. После этого блузки «а-ля леди Ди» стали своего рода модой, и их подобия «быстро распродавались на главной улице города». Рядом с воздушной блузкой — коричневый будничный твидовый костюм от Bill Pashley, который Диана надевала во время своего медового месяца в замке Балморал в Шотландии в 1981 году. Эта сельская эстетика представляет собой контраст по отношению к клетчатому зелено-черному шерстяному костюму от Emanuel, в котором она была с официальным визитом в Венеции в 1985 году. Костюм свободного покроя, широкий в плечах, с отворотами шире обычного, выглядел модно по тем временам, однако в сопроводительном тексте говорится, что «пресса была настроена критически» и принцесса больше никогда не надевала этот костюм. Это один из немногих сохранившихся образцов будничной одежды принцессы, лишь недавно вновь найденный и приобретенный в рамках проекта «Исторические королевские дворцы» на аукционе. Этот экспонат впервые выставлен на обозрение публики.

Напротив этих костюмов — стена, на которой размещены номера таких журналов, как British Vogue, Harper’s Bazaar и Esquire, с изображением принцессы Дианы на обложке. С момента объявления о помолвке новости о принцессе пользовались большим спросом, а ее фотография на обложке любого журнала могла увеличить его популярность на 40%.

Будучи одной из самых фотографируемых женщин в истории, принцесса Диана быстро усвоила неписаные правила придворного костюма. В 1985 году она говорила: «Вы не поверите, о каких вещах приходится беспокоиться, начиная с такого очевидного обстоятельства, как ветер… а вам приходится поднимать руку, чтобы держать цветы, поэтому нельзя надевать что-то слишком откровенное или слишком короткое». Разделы «В центре внимания» и «Деловой гардероб» показывают, что принцесса была хорошо знакома с этикетом традиционного придворного платья, но одновременно часто нарушала условности, выбирая неожиданные костюмы. Здесь представлено вечернее платье из черного кружева и пурпурного шелка, созданное Виктором Эдельштейном, которое принцесса надевала во время официального визита в Германию в 1987 году. Несмотря на то что она располагала большим количеством королевских драгоценностей, Диана подобрала к этому платью длинную нитку искусственного жемчуга. Еще одно платье, 1986 года, с черным бархатным корсажем и юбкой из красной шелковой тафты, она надевала с одной красной и одной черной перчаткой. Это сочетание произвело в СМИ что-то вроде фурора.

Помимо неожиданных сочетаний в одежде, она часто нарушала придворный этикет: так, она стала первой женщиной из королевской семьи, которую сфотографировали на вечернем приеме в брюках; кроме того, она нередко носила черное, традиционно ассоциировавшееся с трауром. Еще она часто не носила перчаток, потому что ей хотелось касаться непосредственно руки собеседника при рукопожатии; также, по словам шляпного мастера Филипа Сомервилла, «она никогда не надевала шляпу, посещая больницу, потому что говорила, что невозможно обнять ребенка, когда на тебе шляпа». Она одевалась с намеренной непринужденностью, которая должна была свидетельствовать об открытости, и именно эти мелкие отступления от правил и стоявшая за ними человечность завоевали ей титулы «народной принцессы» и «королевы сердец» в СМИ.

Диана продумывала свой образ во многом исходя из понимания, что ее будут фотографировать и многие костюмы попадут в объектив. Ее первоначальное увлечение оборками прошло, когда она поняла, что на снимках они получаются плохо. Такие наряды, как созданное Кэтрин Уокер вечернее платье из бургундского шелкового бархата в сочетании с подобием сюртука, расшитое изящным цветочным узором, говорят об обдуманном решении. В сопроводительном тексте сказано, что, поскольку «принцессу фотографировали со всех ракурсов, где бы она ни появлялась», она «оборачивала это себе на пользу» и выбирала модели, которыми можно было «любоваться со всех сторон». Другой ансамбль Кэтрин Уокер — платье из белого шелкового крепа без бретелей и жакет с высокой линией ворота, расшитый блестками и жемчужинами, — выгодно оттенял ее лицо мягким светом. Хотя пресса неодобрительно назвала его «платьем в стиле Элвиса», считая, что обилие декоративных элементов придает ему сходство с костюмами, в которых Пресли выступал в Лас-Вегасе, Уолкер отмечала, что принцесса «в этом платье сияла, и платье сияло на ней».

В декабре 1992 года, после нескольких неспокойных лет брака, принц и принцесса Уэльские объявили, что решили расстаться. Хотя официальный развод последовал лишь в 1996 году, принцесса стала меньше бывать на публике, сочетая «значимую роль в обществе с большей свободой частной жизни». Хотя принцесса Диана была теперь свободна от придворных обязанностей, она оставалась популярной и использовала неослабевающий интерес СМИ к ней для привлечения внимания к различным гуманитарным проблемам. Однако куратор Элери Линн заметила, что была удивлена, как мало существует записей ее речи. По ее словам, «Диана, которую, как нам кажется, мы знаем, смотрит на нас со статичных фотографий», а одежда «многое говорит о принцессе», ведь это «язык, который сама она освоила, чтобы общаться с другими». В своем новом качестве принцесса Диана стремилась к большей внешней простоте, она обзавелась дежурным гардеробом платьев и костюмов на смену. Принцесса заявила, что хочет, чтобы знали о ее любви к труду, а не к нарядам; она перестала носить элегантные платья по моде прошедшего десятилетия. «Когда она обнаружила Кэтрин Уокер, — говорит модельер Джаспер Конран, — она нашла то, к чему стремилась». Вместе они создали завершенный образ принцессы Дианы и придумали, по выражению Уокер, ее «королевскую форму», практичный, приближенный к простоте мужского костюма стиль. В этом разделе выставки, где представлены созданные Кэтрин Уокер модели, мы видим красный повседневный однобортный костюм, в котором принцесса Диана присутствовала на благотворительном мероприятии в 1996 году, и похожий костюм бледно-розового цвета, который она надевала на вручение медалей за мужество и храбрость, организованное Daily Star в 1997 году. Единственная из представленных на выставке моделей, которую принцесса не надевала на официальные мероприятия, — будничное голубое платье от Кэтрин Уокер, в котором Диана делала покупки на Бонд-стрит в центре Лондона в 1997 году.

В центре последнего зала — этот раздел называется просто «Диана» — расположена цилиндрическая витрина. В ней представлены пять костюмов, иллюстрирующих новый этап эволюции стиля принцессы Дианы до ее безвременной гибели 31 августа 1997 года. На стене рядом с этими нарядами висят четыре фотографии принцессы. Эти снимки улыбающейся Дианы, сделанные Марио Тестино, были опубликованы в журнале Vanity Fair в июле 1997 года. На одной из фотографий на ней вечернее платье от Кэтрин Уокер из расшитого бисером черного шелкового бархата, которое она ранее надевала на благотворительное мероприятие ЮНЕСКО в 1994 году. Уокер вспоминает, что это было первое созданное ею для принцессы «сексуальное» платье и мир моды с воодушевлением воспринял ее новый стиль. Самая запоминающаяся из представленных здесь моделей — шелковое платье от Versace льдисто-голубого цвета, декорированное в ацтекском стиле. В этом платье Патрик Демаршелье снимал Диану для Harper’s Bazaar. Пока она была принцессой Уэльской, она носила одежду британских брендов, но, расставшись с мужем и освободившись от придворных обязанностей, она начала работать с зарубежными модельерами.

На стене у выхода с выставки выведены хвалебные отзывы различных модельеров, таких как Дэвид Сэссун, Кэролайн Чарльз и Брюс Олдфилд, о принцессе. Приведено высказывание Дэвида Томаса: «Она все делала грациозно и обаятельно»; Валентино утверждает, что «ее образом вдохновлялись все модельеры»; по мнению Донны Каран, «она была олицетворением того, что подразумевают, когда говорят о кумирах. Она выбрала роль и исполняла ее со вкусом и изяществом». О том, что принцесса Диана успешно формировала свой имидж, свидетельствует сам факт, что очень многие приняли ее гибель так близко к сердцу. Многие продолжают считать, что так или иначе были с ней знакомы, хотя никогда не встречались с ней и даже не слышали ее голоса.

В стоимость входного билета включено также посещение покоев короля, покоев королевы и постоянная экспозиция «О Виктории откровенно», сходным образом повествующая об ограничениях, с которыми сталкивалась молодая королева Виктория, живя в Кенсингтонском дворце, доме своего детства, и о странных, способствующих отчуждению правилах, которым должны были подчиняться члены королевской семьи. Здесь также разбит временный сад в честь принцессы Дианы, которая, когда этот дворец был ее резиденцией, восхищалась меняющимися цветочными ландшафтами исторического сада и нередко останавливалась поговорить с ухаживающими за ним садовниками. В 2017 году садовники Кенсингтонского дворца сделают новые посадки в память о принцессе Диане и создадут Белый сад.

Перевод с английского Татьяны Пирусской

 

Литература

Anon. 2017 — Anon. Diana // Historic Royal Palaces. 2017. Электронный ресурс: www.hrp.org.uk/kensington-palace/history-and-stories/palace-people/diana... (по состоянию на 21.04.2017).

Douglas 2012 — Douglas T. Tracking 30 years of TV’s most watched programmes // BBC News. 2012. Электронный ресурс: www.bbc.co.uk/news/entertainment-arts-16671101 (по состоянию на 21.04.2017).

Edwards 1977 — Edwards A. The Queen’s Clothes. Rainbird Publishing Group Limited. London, 1977.

 

[1] Алмазным юбилеем в Великобритании называется 60-я годовщина правления монарха. — Прим. ред.