СОБЫТИЯ
Ламанова. Штрихи к портрету

«Гений в юбке». Юбилейная выставка к 155-летию со дня рождения Надежды Петровны Ламановой. Галерея Беляево, Москва.

24 декабря 2016 — 26 февраля 2017

 

[1]

 

Выставка «Гений в юбке» была посвящена главной героине русской моды конца XIX — начала ХХ века Надежде Петровне Ламановой. Народный проект, задуманный куратором — тележурналистом и историком моды Наталией Козловой, познакомил и объединил неравнодушных к творческому наследию своей страны людей. Дизайнеры, художники, кружевницы, вышивальщицы, журналисты, педагоги, музейщики, фотографы на благотворительных началах приняли участие в этом мероприятии. Энтузиасты из разных городов страны (Москва, Санкт-Петербург, Самара, Козельск, Калининград и др.) с любовью и трепетом воссоздали костюмы гениального модельера и показали, насколько они современны даже спустя 100 лет.

Экспозиция состояла из семи блоков: «Биографический», «Дворцовый», «Театральный», «Революционный», «Современный, «Звезды — звезде!» и «Документальный».

Посетитель выставки попадал в камерное пространство, где стены спокойного синего цвета в первом «биографическом» зале настраивают на неспешное знакомство с именитой соотечественницей. В первую очередь внимание привлекала инсталляция, состоящая из портрета Надежды Ламановой работы В. Серова, стилизованного современным дизайнером, ножной швейной машинки Singer почтенного возраста с витым чугунным подстольем, изящного манекена с наброшенной на него кружевной тканью. Возникало ощущение, что сама Ламанова незримо присутствует здесь и лишь на минуту отвлеклась от творческого процесса создания нового шедевра. Композиция была дополнена демонстрируемым на стене электронным каталогом выставки с материалами о биографии и творчестве героини проекта и о современных реконструкциях ее работ, дополненными цитатами дизайнеров с ответом на вопрос: почему они выбрали именно эту модель Ламановой для воспроизведения?

Особо следует отметить планшет с генеалогическим древом рода Ламановых, восходящего к помещикам Великолужского уезда XVII века, — плод многолетнего труда екатеринбургского исследователя Андрея Ламанова, а также биографические изыскания, которыми на протяжении года занимались исследователи из Союза возрождения родословных традиций Татьяна Грачева и Мария Маркович. Новые факты биографии великого модельера не только позволили многое уточнить, но и помогли лучше узнать Надежду Петровну как личность, понять истоки ее творческого гения, найти ответ на вопрос: почему же она не покинула Россию после 1917 года?

Героиня выставки «Гений в юбке» Надежда Петровна Ламанова была художником на смене веков и стилевых тенденций. Ее творчество расцвело в период моды на модерн, господствующей в императорской России, а продолжилось в 1920-е годы в новой стране, в эпоху конструктивизма.

Открыв в Москве во второй половине 1885 года небольшое портновское заведение дамского платья в доходном доме Помпея Батюшкова, младшего брата известного поэта (ныне Большая Никитская, дом 24/1), через несколько лет юная Надежда Ламанова становится одной из самых популярных модисток среди московских, да и не только московских, великосветских модниц. А к началу ХХ века, сменив несколько адресов, ателье Ламановой превращается в настоящую модную империю с центром в прекрасном четырехэтажном palazzo, выстроенном на Тверском бульваре для тогда уже «поставщицы двора ея императорского величества».

Знакомство с творческим гением Ламановой на выставке начиналось в так называемом дворцовом зале, где были представлены три подлинных платья работы ее мастерской в стиле модерн из частных коллекций, две реконструкции работ дворцового периода, одна из которых выполнена Еленой Супрун по известной картине К. Сомова, изображающей Евфимию Носову в платье от Ламановой. Экспозиция была удачно дополнена фотографиями знаменитых клиенток, среди которых и императрица Александра Федоровна, и великая княгиня Елизавета Федоровна, актрисы Ольга Книппер-Чехова, Мария Ермолова и др., платьями и фрагментами кружев, стилистически поддерживающими эту тему. Цитаты современников на стенах позволяли глубже понять творческий метод гениального модельера.

В «документальном» блоке можно было увидеть прекрасные фотографии сцен из спектаклей с костюмами Ламановой из собрания музея МХАТ и Театрального музея им. А.А. Бахрушина, журналы мод начала ХХ века, а также копии документов из архивных и музейных фондов, например указ о присвоении Надежде Петровне звания «поставщица двора ея императорского величества», ее визитную карточку, ранее не публиковавшиеся фотографии самой Ламановой и членов ее семьи. Здесь же демонстрировался документальный фильм о выдающемся модельере, снятый в 1994 году программой «Магия моды».

Следующий зал встречал алыми стенами, черным рубленым шрифтом на белом фоне и музыкой революции, перенося зрителя уже в другое время и пространство.

Еще будучи ученицей нижегородской Мариинской гимназии, Надежда попала в атмосферу, в которой жила интеллигентная молодежь 1870-х годов, и с головой окунулась в этот новый для нее мир: «…чтение всевозможных книг, споры, увлечение романтической, потом „радикальной“ литературой. И я сперва зачитывалась историческими романами Дюма, потом Жорж Занд, Евгенией Сю, Марлит… Но вот уже около 15-ти лет, я взяла в руки роман Чернышевского „Что делать“ — и новый мир открылся перед моими глазами» (цит. по: Шингарева, Маркович 2017: 8–9).

Неудивительно, что, как и многие представители интеллигенции того времени, Надежда Петровна увидела в революции не только тотальное разрушение, но и возможность созидания, построения нового мира, о котором они грезили, будучи еще юными. Без сомнения, она могла бы уехать из России. Ее талант был бы востребован в любой европейской столице. Но Ламанова осталась верна родине. Успев меж двух революций продать свой Palazzo, чтобы рассчитаться с работниками и поставщиками после ликвидации модной мастерской, бывшая поставщица императорского двора в свои 56 лет вместе со страной начинает жизнь с чистого листа.

«Революция изменила мое имущественное положение, но она не изменила моих жизненных идей, а дала возможность в несравненно более широких размерах проводить их в жизнь» (цит. по: Стриженова 1972: 38). На выставке представлены народные костюмы из коллекции Сергея Глебушкина, которые могли быть источником вдохновения для постреволюционных моделей Ламановой. Рядом с ними подлинный костюм в народном стиле работы Надежды Петровны из фондов Музея Москвы, созданный для актрисы Алисы Коонен. Семнадцать реконструкций демонстрировали палитру творчества мастера периода становления молодой советской моды: работы для Международной выставки декоративно-прикладного искусства и художественной промышленности в Париже 1925 года, получившие Гран-при «за национальную самобытность в сочетании с современным модным направлением»; для альбома «Искусство в быту»; для Кустэкспорта по мотивам костюмов народов Севера и др. Именно в этих моделях реализована ее знаменитая формула: «Модельер должен всегда знать и представлять, творя одежду для человека, три основных закона: „из чего, для кого, по какому случаю“» (Ламанова 1926: 16). Сформулированная, но полностью не опубликованная теория промышленного моделирования Ламановой, к сожалению, не пригодилась Стране Советов, занятой более злободневными задачами, чем вопросы производства одежды, но стала актуальна спустя почти 40 лет в направлении прет-а-порте мировой fashion-индустрии.

Несмотря на это, Надежда Петровна свое художественное дарование с успехом реализовала в театре и кино. Ее роман с театром начался еще в 1901 году. Тогда Московский художественный театр пригласил знаменитую модистку создать костюмы для героинь не очень удачной пьесы Немировича-Данченко «В мечтах», надеясь привлечь интерес публики участием в постановке самой Ламановой. И Надежда Петровна с энтузиазмом приняла это предложение. Для нее создание театрального костюма было возможностью интересного эксперимента, реализацией каких-то творческих задумок. Ведь сделать театральный костюм гораздо сложнее, чем роскошный туалет, пусть даже для самой императрицы. Он должен решать комплекс важнейших задач: помочь актеру найти свой образ, передать мельчайшие нюансы героя, не мешать ему во время игры, гармонично вливаться в общую канву спектакля, взаимодействовать с художественным оформлением сцены, освещением, быть исторически точным. Далеко не каждому именитому модельеру покорится костюм для театральной постановки. Но Ламанова стала блестящим художником-технологом театрального костюма. Эта грань ее таланта особенно ярко раскрылась уже в советский период. В эти годы под ее руководством были созданы костюмы для более чем пятидесяти спектаклей ведущих столичных театров, среди которых легендарная «Принцесса Турандот» в театре им. Е. Вахтангова, «Безумный день, или Женитьба Фигаро» в МХАТе…

В центре зала, внутри стеклянной витрины, были представлены настоящие сокровища портновского искусства — театральные работы Ламановой для постановок «Анна Каренина», «В мечтах», «У жизни в лапах» из фондов музея МХАТ.

Далее в разделе «Звезды — звезде» были представлены авторские модели известных современных дизайнеров Вячеслава Зайцева, Егора Зайцева, Игоря Гуляева, Виктории Андреяновой, Кати Леонович (Нью-Йорк) и др., вдохновленные работами Надежды Ламановой, связывающие наше великое прошлое с настоящим.

В рамках выставки проходила обширная образовательная программа: лекции, мастер-классы, встречи для профессионалов, преподавателей, молодежи и детей.

Миссия выставки в том, чтобы напомнить о выдающемся модельере прошлого, показать, что у русской моды есть значимое наследие, помочь новому поколению российских дизайнеров осознать свою самобытность, продолжая традиции «Гения в юбке».

 

Литература

Ламанова 1926 — Ламанова Н.П. О костюме // Женский журнал. 1926. № 1.

Стриженова 1972 — Стриженова Т. Из истории советского костюма. М.: Советский художник, 1972.

Шингарева, Маркович 2017 — Шингарева Е., Маркович М. Ламанова // Экран и сцена. 2017. № 3 (1100).

 

[1] Из письма К.С. Станиславского Б.Ю. Чернявскому. № 501 (После 26 октября 1933 г. Ницца) М., «Искусство». 1999. С. 542. 543.