ОДЕЖДА. ТЕКСТИЛЬ
Сплетения гнева: текстиль как воплощение жестокости Троянской войны

Лоис Мартин (Lois Martin) — художник и писатель из Бруклина (Нью-Йорк), питает страстный интерес ко всему, что связано с текстилем. Несколько лет она отдала изучению коллекций текстиля доколумбовой эпохи из собрания Бруклинского художественного музея и четыре раза была удостоена наград за свои историко-искусствоведческие публикации. Трижды премии — Betty Park Award; а также в 1995 году — премии Vanessa Lynn Prize от American Craft Council.

Статья впервые опубликована в журнале Textile: Cloth & Culture (2003. Vol. 1.3)

 

Введение

Предания о Троянской войне относятся к числу великих мировых легенд, интерес к которым не угасает на протяжении многих веков. Помимо волнующих событий и поразительных персонажей в этих эпических и драматических произведениях запечатлены яркие детали повседневной жизни Средиземноморья, позволяющие погрузиться в атмосферу бронзового века. Подобно многим исследователям текстиля я вчитывалась в эти истории, чтобы выявить все, что они способны поведать о месте и значении изделий из волокна в культуре древних времен. В этой статье я собираюсь обсудить сюжетные линии, исходя из которых можно предположить, что для тканей и пряжи находились области применения, выходившие далеко за пределы гендерно-ограниченного круга и охватывавшие такие сферы человеческой деятельности, как инженерное искусство и военное дело, экономика и эстетика. Зачастую остающийся без должного внимания — как эфемерное «произведение женских рук», от которого нет никакой практической пользы, текстиль в действительности может быть наделен чудовищным потенциалом, становясь оружием, орудием пытки или обещанной наградой, заманчивой настолько, что алчность всецело поглощает ее соискателей.

Среди вплетенных в троянские сюжеты образов, так или иначе связанных с темой тканей и пряжи, можно углядеть коварно расставленные силки и сети, смертоносные пращи и кроваво-красные ковры, устилающие путь к месту убийства. Эти и другие примеры демонстрируют, что в классическую эпоху описания текстильных изделий могли быть насыщены весьма неоднозначным смыслом — куда более многообразным, чем та пастельная картина, которая нам видится при упоминании полотна, вытканного руками усердной Пенелопы.

О каждом из этих «сплетений гнева» мы поговорим в свое время, используя в качестве иллюстративного материала цитаты из греческих текстов, а также черно-белые копии рисунков с различных художественных объектов соответствующего исторического периода.

 

(Продолжение читайте в печатной версии журнала)