ОДЕЖДА. ТЕКСТИЛЬ
Пылающие пачки и саваны из байки: ткани, пламя и страх в «долгом» XIX веке

Элисон Мэтьюс Дейвид (Alison Matthews David) — доктор наук, доцент Школы моды в Университете Райерсон (Торонто, Канада). Область ее интересов — материальная и визуальная культура «долгого XIX века». Автор книги «Жертвы моды: опасная одежда прошлого и наших дней» (Fashion Victims: The Dangers of Dress Past and Present, 2015). В настоящее время работает над своей второй книгой, тема которой — одежда в контексте истории преступлений.

Статья впервые опубликована в журнале Textile: Cloth and Culture. 2016. June

 

Для женщин нет ничего страшнее,
чем обнаружить, что их одежда охвачена пламенем

Heath 1889: 1021

Из всех опасностей, связанных с одеждой, во все времена наибольший ужас вызывал огонь. Загоревшись, одежда может в считанные секунды вызвать смертельные ожоги, и когда-то такие происшествия были нередки. Почему же несмотря на риск стать жертвой огня, в XIX и начале XX века женщины и дети носили одежду из легковоспламеняющихся тканей? Что вынуждало их подвергать свою жизнь постоянной опасности в эпоху до изобретения электричества, когда помещения отапливались и освещались с помощью газа, угля, масляных ламп и свечей? В этой статье рассматриваются эмоциональные побуждения и реакции, связанные с двумя разными, но в равной степени огнеопасными тканями массового производства в XIX веке. В начале века женщины и особенно балерины в соответствии с новым романтическим идеалом возвышенной красоты одевались в белый газ и тюль неплотного плетения. Окутанные множеством слоев прозрачной ткани, балерины завораживали преисполненных восхищенного трепета зрителей грацией и физической сложностью своих выступлений. К концу века производители хлопковых тканей изобрели мягкую дешевую имитацию шерстяной фланели — байку. Став материальным воплощением заботы и сострадания, она бойко расходилась среди матерей из рабочего класса в качестве материала для детской одежды и среди обеспеченных благотворителей, покупавших ее для раздачи бедным. Байка была придумана для заботы о здоровье детей, для обеспечения тепла и комфорта, но в действительности она была и источником смертельной опасности. До нас дошло не так много описаний того, каково было носить эти ткани, но их популярность свидетельствует о том, что они удовлетворяли не только практические, но и эмоциональные потребности женщин и детей. Тем не менее мы располагаем рядом жгучих отзывов от зрителей, журналистов и коронеров — преимущественно мужского пола, записавших свои мысли и чувства. Когда одежду и тело охватывало пламя, склонных к романтизации людей охватывали не менее могущественные эмоции: ужас, отвращение, сострадание. В течение XIX столетия романтические представления, требовавшие усилить эмоциональное воздействие костюма, постепенно вытеснялись движением за более рациональную гигиеническую одежду. По мере того как социально одобряемые патетические излияния горя уступали место более сдержанному отстраненному статистическому подходу к несчастным случаям, на рубеже XIX–XX веков текстильная промышленность искала химические способы придания огнестойкости хрупкой бабочке, чтобы превратить ее в неуязвимого Феникса — мифическую птицу, воскресавшую из пепла.

 

(Продолжение читайте в печатной версии журнала)