НОВЫЙ ЖУРНАЛ
Новый журнал

Литературный факт:

Научный журнал

М., 2016. № 1/2. 464 с.

 

«Литературный факт» — один из трех журналов, учрежденных в минувшем году ИМЛИ РАН. В отличие от первых двух («Studia Litterarum» и «Литература двух Америк»), которые находятся в поле традиционных научных инте­ресов ИМЛИ: теория и история ми­ровой литературы, новый журнал за­нимается исключительно «материей», «факти­ческой стороной литературного процесса»: биографикой, историей ли­те­ратурных и шире — гуманитарных институций, публикацией архивных текстов и документов.

Журнал открывается тыняновским эпиграфом («Любой современник укажет вам пальцем, что такое литературный факт») и коротким предисловием «От редакции», где в качестве своих предшественников и ориентиров создатели журнала называют историко-архивные альманахи «Лица», «Минувшее» и «Диаспора», а также журнал Александра Галушкина «de visu». «Но прежде всего, хотелось бы ориентироваться на тра­диции “Литературного наследства”, под эгидой которого журнал и создается», — признаются редакторы, и тут отметим, что главный редактор Олег Коростелев и его заместитель Сергей Панов составляют ядро редакционного коллектива «Литературного наследства» и новый журнал становится естественным его продолжением. Добавим, что память о высокой фактологической и библиографической культуре трудов Александра Галушкина соединяет оба научных проекта, и, подобно недавно вышедшему в серии «Библиотека “Литературного наследства”» мемориальному тому «Литературная жизнь. Статьи. Публикации. Мемуары. Памяти А.Ю. Галушкина» (Сост. М.П. Одесский, М.Л. Спивак. М., 2017), новый журнал станет данью памяти этого замечательного библиографа и историка литературы.

Других редакционных программных и методологических текстов в номере нет, а в полемической рубрике «Форум» помещены размышления С.И. Никола­ева «О филологическом методе. Насущные заметки». Вывод «насущных заметок» таков: «Главное в работе историка литературы не методология как таковая, а научная проблема. Размышление над проблемой приводит к фактам и к путям решения проблемы» (с. 373—374). Ученый к слову вспоминает анекдот о «британском научном методе», кото­рый сводится к тому, что «надо поль­зоваться тем, что лучше всего подходит для данной проблемы». Наиболее плодотворной из последних науч­ных методик С.И. Николаев считает микроанализ Карло Гинзбурга, кото­рый предполагает, прежде всего, «пристальность взгляда», своего рода «антик­варизм», означающий «восстановление картины прошлого во всей ее целостности», а отнюдь не «рассказ о прошлом языком современности» (с. 374).

Так или иначе, все материалы нового журнала объединены принципом «историзирующего прочтения». Большую часть первого сдвоенного номера ожидаемо составляют архивные публикации: вначале следует документальная часть — дневники и эпистолярий, затем раздел «Из творческого наследия», при этом имеется в виду научное творчество: М.В. Ефимов представляет здесь переводы статей Д.П. Святополка-Мирского из пражского журнала «Slavische Rundschau», попутно характеризуя сам журнал, его политику и участие в нем Романа Якобсона. (В приложении к публикации содержательный обзор росси­ки в «Slavische Rundschau», подготовленный Т.В. Марченко.) Среди публикуемых текстов Святополка-Мирского выделим статью «Современный русский исторический роман», в которой едва ли не впервые был предпринят серьезный концептуальный анализ истори­ческой прозы Ю.Н. Тынянова, причем наблюдения, сделанные в той давней статье, не утратили актуальнос­ти и научной ценности по сей день.

А открывают номер подготовленные А.Л. Соболевым дневники М.О. Гершензона 1894—1895 и 1906/1907 гг. с предисловием и исчерпывающими комментариями публикатора (комментарии, в свою очередь, вводят в оборот фрагменты неопубликованного эпистолярия Гершензона). Принципиальная особенность этой публикации отмечена А.Л. Соболевым в лаконичном и риторически образцовом предисловии: перед нами дневник историка, т.е. текст, предполагающий историческую перс­пективу не только в отношении отбо­ра и оценок сиюминутных событий «ускольз­ающего времени», но и в плане профессиональном: автор дневника через столетие протягивает руку своему будущему коллеге «с оглядкой на кажущееся неизбежным грядущее обнародование текста» (с. 9). В том же разделе Н.А. Богомолов представляет несколько писем З.Н. Гиппиус к А.И. Тинякову, предваряя их подробной биографичес­кой статьей, где замечательным образом характеризует «литературный тип», к которому принадлежал этот поэт, а также предмет и обстоятельства переписки, собственно историю отношений Тинякова и Мережковских. Заметим, что это лишь фрагмент большого эпис­толярия, подготовленного для соответствующего тома «Литературного наследства».

Раздел об истории литературных институций («Литературные общества и объединения») полностью посвящен «Арзамасу» и основан на переписке его участников. С.И. Панов («Из литературной почты “Арзамаса”») публикует и комментирует несколько писем и стихотворных посланий, на основании которых выстраиваются сюжеты литературных отношений и нереализованных замыслов (эпиграмматическое собрание «Московская Флора»). Д.П. Ивинский («Вяземский и “Арзамас”: из комментария к письмам А.С. Пушкина») рассматривает некоторые аспекты литературной репутации кн. П.А. Вяземского, в частности раскрывает смысл его «эпистолярных» прозвищ Шолье и Аристипп.

Далее следуют «Сообщения и замет­ки»: в этом разделе представлены статьи, предметом которых стали конкретные «литературные факты». Открывается он «Парадоксом Бибриса» В.А. Кошелева (большинство репутационых сюжетов этой статьи ранее уже рассматривались в работах Л.О. Зайонц и В.Л. Коровина). Затем А.И. Федута не самым убедительным образом пытается переадресовать известную эпиграмму Пушкина «Сказали раз царю…» («Незамеченное признание М.Ф. Орлова»). Признаем, что сюжетные обстоятельства пушкинской эпиграммы далеко отстоят от приведенного автором разговора в Тульчине и «признания М.Ф. Орлова», что же до сомни­тельного «правдоподобия» анекдота, который лег в основание пушкинской эпиграммы, то очевидно, что такого рода тексты не предполагают строгой верифи­кации.

В булгаринском блоке остроумная заметка А.В. Кошелева о функционировании в текстах Булгарина и Сенковского стернианской пословицы «Варва­ра мне тетка, а правда сестра», а также подготовленная А.И. Рейтблатом репуб­лика­ция чрезвычайно харак­терных с точки зрения «литературных отно­ше­ний» воспоминаний Булгарина о О.И. Сенковском, А.Е. Измайлове, Н.М. Языкове, А.А. Дельвиге и П.А. Катенине. Оговоренный А.И. Рейтблатом в предисловии пафос «перенастройки оптики» и перенесения внимания с «верхнего слоя ли­те­ратуры» на так называемый «журнальный», на тех персонажей литера-
турного процесса, которые до сей поры были представлены, главным образом, в словарях и справочниках, справедлив и для работы М.В. Строганова, которая посвящена различным (сильно отличающимся по своей идеологической направ­ленности) версиям стихотворения «народного поэта» С. Дрожжина «Роди­на».

В этом же разделе Н.А. Богомолов и А.Л. Соболев представляют разыскания о баронессе Е. фон Овербек, ранее известной лишь по текстам З.Н. Гиппиус. М. Кукин и О. Лекманов подробно комментируют  шесть «живописных» строк из стихотворения Мандельштама «Еще далеко мне до патриарха»: авторы связывают упоминание Рембрандта, Тициана, Рафаэля и Тинторетто с живо обсуж­давшимся в эти годы «ограблени­ем» музейных коллекций и «антимузей­ной» позицией самого Мандельштама. О. Коростелев представляет сю­жет из переписки В.Н. и И.А. Буниных, собственно рукописную газету «Вести из Пас­си»: в приложении все ее выпуски с реальным комментарием. И это еще одна публикация журнала, которая, по сути, предваряет выход соответствующего тома «Литературного наследства».

Наконец, в разделе «Из истории научной жизни» составленная П.А. Дружининым выборка документов, посвященных «борьбе с космополитизмом» на филологическом факультете МГУ и других гуманитарных кафедрах СССР в 1949 г.

Завершает номер развернутый некролог А.С. Янушкевича, трагически погибшего в ноябре 2016 г.

В заключение отметим, что новый журнал восполняет дефицит гуманитарной периодики в поле историчес­кого, архивного и «фактологического» знания. Он в самом деле следует традициям «Литературного наследства».

 

Инна Булкина