ПИСЬМО РЕДАКТОРА
Письмо редактора

Дорогие читатели,

перед вами 44-й выпуск журнала «Теория моды: одежда, тело, культура».

В разделе «Одежда» мы возвращаемся к теме текстиля и начи­наем с опасных тканей и изготовленной из них одежды, которая становилась причиной серьезных увечий и нередко приводила к гибели своих владельцев (см. статью Элисон Мэтьюс Дейвид «Пы­лающие пачки и саваны из байки: ткани, пламя и страх в „долгом“ XIX веке»). В подборку вошли статьи, посвященные двум «уни­версальным» людям XX века, которые были не чужды текстиль­ных экспериментов: Елена Беспалова делится своими находками, связанными с наследием Льва Бакста (см. статью Е. Беспаловой «Бакст и Тайат. Русский художник и мода итальянского футуриз­ма»), а Анна Давыдова открывает неизвестную страницу творче­ской биографии фотографа моды Эдварда Стайхена (см. статью А. Давы довой «Новая грань творчества: текстильные эксперименты Эд варда Стайхена»).

В текстильном блоке мы также публикуем последнюю статью историка и специалиста по русскому Средневековью Ирины Ми­хайловой, постоянного автора и верного друга журнала, ушед­шей из жизни осенью прошлого года (см. статью И. Михайловой «„Солнечная“ мода Грозного — царя: золотные ткани в Москов­ской Руси XVI–XVII веков»).

В разделе «Культура» вы найдете первую часть материалов, которые были представлены в виде докладов на конференции «Мода и юмор: стратегии, теории и практики», посвященной де­сятилетию журнала «Теория моды: одежда, тело, культура», про­шедшей в Москве 2 декабря 2016 года. Выбор темы конференции был далеко не случайным: мода нередко становилась объектом самой изощренной критики, которая чаще всего рядилась в бес­пощадные сатирические одежды, низводя модный феномен до уровня нелепого и преходящего недоразумения, карикатуры на все рациональное и естественное. К слову, время от времени мода изображалась капризной дамой, не способной обуздать свои же­лания, готовой на любые безумства ради последней модной но­винки. В фокус внимания карикатуристов в разное время попа­дали шляпы и корсеты, фижмы и кринолины, мушки и муфты; кажется, что модники и модницы разного калибра всегда были предметом социального беспокойства, а отношение к моде в ко­нечном итоге было и остается барометром настроений в обществе. В этом смысле карикатура стремилась зафиксировать проблему, посмеяться над ней и через осмеяние в конечном итоге отрегу­лировать и привести к нормализации то, что от желанной нор­мы, следуя моде, отклонилось.

Мода, в свою очередь, оказалась способной на самоиронию ученицей и очень скоро стала задействовать в своем репертуаре самые разные стратегии юмора, сполна разыграв карту иронии и самоиронии.

 

Нескучного вам чтения!

С самыми искренними пожеланиями,

Людмила Алябьева,

шеф-редактор журнала

«Теория моды: одежда, тело, культура»