Олег Хархордин. Достоинство личности или достоинство группы

В центре моего внимания будут 2 основных понимания достоинства человека. Первое гласит, что люди были создан по образу и подобию Бога, и потому их достоинство неприкосновенно. Это религиозное понимание идет красной нитью от отцов церкви через Ренессанс до современности и досталось нам в наследие от христианской патристики. Как показал гарвардский историк Сэм Мойн в своей недавней книге, христианский персонализм таких авторов, как нео-томист Жак Маритэн, отразился в строках о достоинстве таких фундаментальных документов, как Преамбула Устава ООН или послевоенная конституция Германии. Второе понимание, на котором я остановлюсь, — это секулярное представление о достоинстве как об особых положительных качествах человека. Оно сначала было связано с заслугами или привилегиями, присущими особому сану, чину или высокому положению. Но если это было доступно раньше только немногим аристократам (например, их не сажали в тюрьму за долги), теперь такие права стали доступны всем.

Картина усложняется, когда приходится рассматривать не отдельных людей, а юридические лица, группы людей или даже целые страны. Можно ли обоснованно считать, что и к ним применимо понятие достоинства? Например, за последние 10 лет российское правительство и те, кто ему противостоит в уличных протестах, постоянно и последовательно апеллировали к достоинству, чтобы обосновать свои позиции. Но если власти хотя восстановить достоинство страны, говоря, что «Россия должна подняться с колен» после нескольких лет унижения, последовавших за падением коммунистической системы, оппозиция указывает на то, что это нельзя сделать, если продолжать держать отдельного гражданина на коленях. Аргументы о поруганном достоинстве очень важны и для дискурса запрещенных в России Аль-Каиды и ИГИЛ.

Опираясь на Достоевского и Бердяева (чей персонализм во многом вдохновил Маритэна), лекция попытается проанализировать, как достоинство коллективного агента действия может соотноситься с достоинством отдельной личности, включая вопрос, насколько две концепции достоинства человека, описанные выше, вообще применимы к ситуациям, когда субъектами действия являются группы людей.

Автор тезиса: 
Олег Хархордин