Ильшат Саетов. «Не суй нос в наши спальни»: оскорблённые турецкие граждане и протесты в парке Гези в 2013 году

Доклад основан на интервью, взятых автором у протестующих в парке Гези, и наблюдениях в районе Бейоглу в период волнений июня 2013 года, и посвящён дискурсам и спорам вокруг политики турецкого правительства и лично Реджепа Эрдогана.

В XX веке кемалистская политика разделила турецкое общество на две большие группы. Представители образованной светской элиты лишь идентифицировали себя с суннитами, а практикующие мусульмане были поставлены в позицию людей второго сорта. В конце 90-х и в начале XXI века недовольство светской элитой стало одним из факторов, которые способствовали приходу к власти исламистов (Refah Party, или Партия благоденствия) и пост-исламистов (AKP, или Партия справедливости и развития). Первые годы правления AKP были довольно демократичными, поскольку перед властями стояла цель соответствовать копенгагенским критериям, чтобы войти в Евросоюз. Были внесены значительные изменения в законодательство, и общественное пространство было открыто для мусульманских голосов. Многие либералы и демократы поддерживали эти реформы. Но после 2007 года позиция Эрдогана стала смещаться в сторону усиления личной власти. Ему было необходимо сплотить свой электорат, для чего он принялся работать над формированием образ противостоящих AKP светски ориентированных людей как врагов и людей второго сорта в «Новой Турции». Подобное зеркальное отражение кемалистской политики (особенно учитывая способ, которым это было сделано) вызвало новую волну негодования, на этот раз от светских и либеральных групп населения, включавших в себя также и некоторых умеренных мусульманских интеллектуалов, и, в конечном счёте, привело к массовым протестам.

В конце мая 2013 года в парке Гези были срублены несколько деревьев для постройки здания в духе старой османской казармы, которое должно было, по-видимому, стать торговым центром. Несколько десятков экологов-активистов попытались защитить парк, но городская полиция жестко их прогнала. После этого локальный протест перешёл на совершенно иной уровень и вырос в кампанию, охватившую всю страну. По моему мнению, одним из основных мотивов протестующих было чувство оскорблённости действиями Реджепа Эрдогана и политикой AKP. С одной стороны, многих людей в целом смущает разделение общества на «хороших» сторонников AKP и «плохих» оппозиционеров, с другой стороны, Эрдоган нанёс протестующим прямые оскорбления, используя слова вроде ‘çapulcu (мародёр) или ayyaş’ (алкоголик).

События в Гези прорвали плотину сдерживаемой обиды, и миллионы людей вышли на улицы многих турецких городов, требуя отставки Эрдогана. Протестующие использовали разные дискурсы для обоснования своих взглядов — от антифашистских и антитеррористских до либеральных и даже социалистически-мусульманских. Я побеседовал с десятью людьми, которые жили в палатках в парке Гези, и многие из них были настроены категорически против лично Эрдогана. Его воспринимали как деспота в патримониальном понимании, как отца, который вмешивается в приватные дела и диктует образ жизни, которому должны следовать люди, и образ мысли, с которым они должны соглашаться. «Эрдоган хочет войти в наши спальни», — сказал один из интервьюируемых. Также мои собеседники сообщили, что они настроены против «исламизации», однако не смогли обоснованно рассказать, что именно они имеют в виду. К примеру, факт ограничения времени продажи алкоголя в контексте происламской риторики AKP был воспринят как пример исламизации, хотя это является распространённой практикой во многих немусульманских странах. Скорее, эти настроения — реакция на а) легитимацию исламского дискурса в публичном пространстве и б) переход к плюралистической светскости по англо-саксонскому образцу после длительного периода агрессивного секуляризма французского типа.

Автор тезиса: 
Ильшат Саетов