Олег Проскурин. Оскорбленное достоинство и право на терроризм (Почему Пушкин хотел убить царя и почему не убил)

1. В центре доклада — эпизод из истории русского политического и гражданского сознания, демонстрирующий новые представления о личной чести и необходимости ее защиты в отношениях не только с другими индивидуумами, но и с государством.

2. Осенью 1825 года А.С. Пушкин, намереваясь добиться изменения статуса ссыльного, набросал черновик личного письма императору Александру I (осталось неотправленным). В этом письме, обрисовывающем положение поэта в конце 1810-х годов, содержалось уникальное признание (подлинник по-французски): «Разнесся слух, будто бы я был отвезен в Секретную Канцелярию и высечен. <...> Я увидал себя опозоренным в общественном мнении. <…> Я соображал, не следует ли мне застрелиться или убить –V– ». В докладе приводятся дополнительные аргументы в поддержку мнения о том, что под –V– имелся в виду сам император Александр («ou d´assassiner Votre Majesté»).

3. Высшая власть как вероятный источник слухов о «наказании» Пушкина. Новые формы и методы государственного контроля и дискредитации «недовольных»: от позорной казни к диффамации. Эволюция представлений об оскорбленном достоинстве в 1810-х годах. Дуэль как внесудебная (и внегосударственная) форма защиты чести и достоинства. Кого можно и кого нельзя было вызвать на дуэль? Цареубийство как паллиатив дуэли. Индивидуальный террористический акт как альтернатива дворцовому заговору.

4. Актуальный европейский контекст (теракт Карла Занда) и исторические прецеденты. Античные модели для политического поведения — универсалия эпохи. «Тираноборцы»: Гармодий и Аристогитон vs Брут и Кассий. Возможные источники сведений Пушкина о подвиге Гармодия и Аристогитона (книга аббата Бартелеми). Основание для тираноубийства — «оскорбление, которое невозможно забыть» («un affront qu´il était impossible d´oublier»). Мщение за личную обиду — путь к изменению политического строя.

5. Утопизм пушкинского проекта. Возможная роль П.Я. Чаадаева в изменении намерений Пушкина. Отголоски тираноборческих интенций Пушкина в его поэзии. Политическое фрондерство Пушкина весной 1820 года как паллиатив несостоявшегося «тираноубийства» и как способ восстановления и защиты чести и достоинства. «Портрет Лувеля».

6. Рефлексия над проблемой политического убийства в теоретическом дискурсе и художественной практике Пушкина периода «южной ссылки». Общеевропейский «правый поворот» 1823–1824 годов. Разочарование Пушкина в политическом активизме (и в индивидуальном терроре как варианте политического действия) как результат разочарования в «достоинстве народов». Поиски новых оснований для утверждения достоинства индивидуума в обществе, не подготовленном для радикальных политических изменений.

Автор тезиса: 
Олег Проскурин