Евгения Никитенко. Оскорбление достоинства и восхищение самоконтролем: персидские тексты раннего Нового времени о достоинстве

До нас дошло множество исторических источников, созданных на территории современных Ирана, Афганистана, Средней Азии и Пакистана. Исторические хроники, мемуары, поэтические антологии и агиографические произведения хранят описания поведения людей в различных конфликтных ситуациях, иногда — авторские ремарки. В роли авторов подобных текстов обычно выступают придворные, члены правящего рода или представители образованного «среднего класса»; таким образом, рассматриваемые источники позволяют нам познакомиться с системой ценностей интеллектуальной элиты той эпохи.

Известный хадис гласит: «Каждый человек рождается в своем естественном состоянии (фитра), и только потом его родители делают из него иудея, христианина или огнепоклонника». Обычно это утверждение приводится как аргумент в поддержку тезиса о том, что ислам предполагает изначальное равенство всех людей. На практике же в интересующий нас период существование неравенства, обусловленного религиозной принадлежностью, степенью личного благочестия, природными способностями, воспитанием и т.п., воспринималось как данность; отношение к каждому отдельно взятому человеку определялось сочетанием этих факторов. Таким образом, представление о достоинстве было тесно связано с понятием репутации, которую необходимо было постоянно поддерживать и защищать от посягательств.

В персоязычных текстах интересующего нас региона и периода можно проследить представление о достоинстве двух типов: личном и «корпоративном». Первое учитывало в основном личное благочестие и профессиональные навыки. Для второго типа было важно место рождения, происхождение, религиозные убеждения, личность духовного лидера или покровителя и т.п.

В докладе будут рассмотрены различные ситуации, связанные с угрозой чьему-либо достоинству, и способы самозащиты. Будет отмечено, что в случае «корпоративного» достоинства могут существовать как внешние, так и внутренние угрозы: оскорбление другого члена сообщества или его главы воспринимается как личное оскорбление; неподобающее поведение члена сообщества представляется как наносящее ущерб репутации сообщества и пресекается. Оставив в стороне вопросы семейной чести, мы обратимся к представлению о достоинстве профессионала, о патриотизме и верности лидеру сообщества, рассмотрим осуждаемые и одобряемые личные качества.

Мы увидим, что одобряемые методы защиты собственного достоинства не всегда благородны с нашей точки зрения, — и здесь уместно вспомнить традиционный упрек в адрес «Гулистана» Саʻди за двойные стандарты. Особое внимание будет уделено слову как наиболее эффективному оружию для самозащиты и лучшему средству создать или разрушить репутацию.

Также мы увидим, что лидер сообщества стоит над системой правил или же подчиняется иной системе правил. Открыто критикуя лидера, член сообщества автоматически из него исключается, становясь соперником — человеком, с которым нужно бороться. Внутри сообщества также не существует всеобщего равенства: достоинство каждого измеряется размером его состояния, знаниями, профессионализмом, социальными связями, благочестием, физической силой и т.п. Почет оплачивается деньгами и ответственностью.

Источники также дают возможность сделать некоторые наблюдения, касающиеся вопроса отрицания достоинства другого или дегуманизации. Начало XVI столетия ознаменовалось выходом на историческую сцену шиитской династии Сефевидов и ростом религиозной нетерпимости. Узбекская суннитская династия Шейбанидов использовала тактику объявления джихада в войнах как с Сефевидами, так и с казахами, таким образом провозглашая отчуждение их имущества дозволенным и их убийство разрешенным. Источники сохранили примеры обличительных речей, дегуманизирующих противника и направленных как против шиитов, так и против суннитов, при этом во многом схожих.

Автор тезиса: 
Евгения Никитенко