Григорий Тульчинский (факультет свободных искусств и наук СПбГУ; НИУ ВШЭ, Санкт-Петербург). Природа инверсий российской модернизации / революции: колея? маятник? пружина? Роль низов

Инверсивный характер практически всех российских модернизаций последних двух столетий может объясняться не только непродуманными «транзитами», поспешными попытками власти вывести страну к цивилизационному фронтиру модерна на основе или имеющихся образцов, или представлений о «законах общественного развития». Срыв этих попыток в архаику во многом определялся особенностями российского социума. В докладе сделан акцент на роли в русской истории инверсий «низов», проходящих путь от крестьян до граждан (горожан, мещан, бюргеров, буржуа, «ситизенов»).

В 1905—1914 годах началось вхождение в модерн, формирование нации. Такие процессы в истории сопровождаются подъемом патриотизма, который в российском случае был активирован ввязыванием России в европейское противостояние, обернувшееся для нее участием в Первой мировой войне и катастрофой, срывом в архаику. Буржуазные революции 1905—1907-го и 1917 годов были сметены революцией крестьянской. К тому времени последователи народников освоили марксизм, что позволило им оправдывать уже не индивидуальный, а массовый террор. Организованный ими черный передел был укрощен госфеодализмом, созданием сословного общества и разорением крестьян. В этом плане «Великая Октябрьская социалистическая революция» предстает именно как реакция, как исторический спазм России, не признавшей не только лопахиных, но и вообще перспективу капиталистической модернизации. И получившей — прямо по Марксу — государственный феодализм.

Но советская индустриализация породила горожан. Возникли новые социальные лифты для крестьян и их детей (корни энтузиазма 1930-х). Начался следующий виток формирования буржуазной нации, подкрепленный волной патриотизма, наступившей после победы в Великой Отечественной войне, достижениями в освоении космоса, а потом и приватизацией 1990-х. Новые буржуа даже вышли на улицы с гражданским протестом. Власть, однако, заговорила с обществом на языке культурной идентичности, которая была и остается архаичной. Показательно, что на волне нового национализма/патриотизма новые искатели правовой культуры и правового государства не признают старых советских правозащитников и отрекаются от либерализма. Парадоксальность этого этапа буржуазной революции в России — в ее реакционности, акцентировании исторической памяти, отсутствии образа будущего и пути к нему.

Автор тезиса: 
Григорий Тульчинский