Олег Журавлев (Лаборатория публичной социологии, Санкт-Петербург), Илья Матвеев (РАНХиГС, Санкт-Петербург). «Постправда» и ее проблемы: от постсоветского пространства к мировому контексту

2016 год оказался годом беспрецедентных политических изменений в западных демократиях. Многие комментаторы, оценивающие эти изменения негативно, объясняют их наступившей эрой «постправды», когда эмоции вытесняют факты, а пропаганда — рациональную дискуссию. В свою очередь, критики такого объяснения указывают на то, что оно сводит политику к технократическому менеджменту: факты сами по себе не могут поставить точку в демократических дебатах, а за попытками приравнять победу Трампа и «Brexit» к победе «эмоций» над «фактами» стоит как простое желание избежать политической ответственности за предшествующие годы (нео)либеральной гегемонии, так и отказ менять курс в условиях, когда все больше людей теряет к нему всякое доверие и требует перемен. Таким образом, апелляция к «фактам» в глазах критиков оказывается своего рода вытеснением политического, попыткой избежать содержательного разговора о проблемах либерального истеблишмента и альтернативах ему.

В то же время на постсоветском пространстве дискурс «фактов» обладает своей собственной генеалогией. В условиях повсеместной деполитизации, когда публичная политика как таковая оказывается практически полностью дискредитированной в глазах населения, язык «фактов» становится предпосылкой и условием самой возможности политического опыта: оппозиционная повестка заполнена обсуждением очередной порции фактов о коррупции на самом верху, а спусковым крючком массового протестного движения становятся факты фальсификаций на выборах. Таким образом, если в западных демократиях дискурс «фактов» оборачивается отрицанием политики, то в постсоветских странах скорее прокладывает к ней дорогу. Но не окажется ли эта дорога слишком тернистой и не является ли политизация «фактов» в обоих случаях фундаментально схожим явлением?

Автор тезиса: 
Олег Журавлев