Виктор Вахштайн (МВШСЭН; РАНХиГС, Москва). От революции к реакции: случай Эдинбургской школы

Метафора революции давно стала популярным клише в социологии науки и технологии (STS). Мы привычно говорим о «революционных исследовательских программах», «господствующих парадигмах», «власти идей», «политике объяснения» и «незамеченных революциях в мышлении» (см. одноименную дискуссию в журнале «Антропологический форум»). На смену биологической метафорике эволюционного развития знания о мире пришла политическая метафорика вооруженного противостояния языков описания, столкновения аксиом, эпистемических интервенций, захвата и присвоения предметных областей, тайных сговоров между дисциплинами и неожиданных исследовательских альянсов. Куда реже говорится о постреволюционных репрессиях (негласных запретах на использование низвергнутых объяснительных моделей), контрреволюционных движениях (чаще всего под знаменем реабилитации того или иного забытого классика), годах реакции (к примеру, изгнании революционных подходов в смежные области) и — самое интересное — «предательстве революции» (возвращении победивших революционеров на позиции «ancien régime»).

Но что если «революция» не просто метафора и между политическим противостоянием групп интересов и эпистемическим противостоянием теоретических систем нет зазора? Что если теории суть социальные институты (в обоих смыслах: как «учреждения» и как «установления»)? Что если «аргументы» и «модели объяснения» не бессильные репрезентации мира и не послушные инструменты в руках теоретиков, а активные действующие субъекты политико-эпистемических действий?

Эта конструкция «что если…» стала отправной точкой «Эдинбургской революции» — попытки переворота, предпринятой создателями «сильной программы» в социологии знания. От прослеживания поверхностных гомологий между «политической реальностью» общественных отношений и «эпистемической реальностью» теоретических конструкций социологи «сильной программы» сделали шаг к их слиянию; теперь Октябрьская революция в России и когнитивная революция в психологии — феномены одного порядка и общей природы.

Наш доклад — не более чем упражнение в жанре военной истории идей. На примере Эдинбургской революции мы попытаемся проследить, как складывалась новая аксиоматика нашей дисциплины, в каких интеллектуальных сражениях формировалось само понимание «интеллектуального сражения», как, по мере завоевания господствующих позиций, происходил отказ от революционных идеалов и почему за первой (Эдинбургской) революцией последовала вторая — латурианская.

Автор тезиса: 
Виктор Вахштайн