СОБЫТИЯ
Бриллиантовый дым

Элегантность и роскошь ар-деко

Одностолпная палата Патриаршего дворца, Выставочный зал Успенской звонницы Московского Кремля. 30 сентября 2016 — 11 января 2017

 

Несколько претенциозное название экспозиции, вероятнее всего, было выбрано с отсылкой к «оригиналу» — парижской выставке 1925 года «Exposition Internationale des Arts Décoratifs et Industriels Modernes», которая породила сам термин «ар- деко». Именно здесь модные и ювелирные шедевры были впервые выставлены вместе в павильоне под названием «Элегантность».

На этом параллели с французской выставкой«достижений народного хозяйства» у московской экспозиции заканчиваются. Несмотря на то что «Элегантность и роскошь» безусловно станет одним из ключевых культурных событий года, она доказала, что такого рода мероприятия требуют серьезного пересмотра и реформирования.

Прежде всего, выбранное пространство — Одностолпная палата Патриаршего дворца и выставочный зал Успенской звонницы — малопригодно не только для этой экспозиции, но и для какой бы то ни было экспозиции в принципе. Во-первых, заявленная как масштабная ретроспектива предметов роскоши и костюмов эпохи выставка заведомо обеспечила себе высокую посещаемость, и это не считая огромного потока туристов, которые приходят в Кремль ежедневно на основные экспозиции. В результате места для комфортного осмотра было недостаточно. Во-вторых, местность эта довольно «пересеченная»: оба помещения изобилуют переходами, стенами и тоннелями под низкими сводами. Целостность выставки в таком антураже нарушается. В-третьих, возможность более близкого контакта зрителя с экспонатами окончательно исключают стеклянные бликующие боксы, в которые они заточены. А между тем во всем мире, да и в России тоже, выставление костюмов без защитного барьера для создания ощущения сопричастности — частая и успешная практика.

Конечно, выбор такого помещения в чем-то объясним. Когда модные каноны устанавливают Гоша Рубчинский или Канье Уэст, певцы «маргинальной» моды, на их фоне тяга к моде «настоящей» и «нормальным» платьям у приверженцев классики усиливается. Соответственно, может возникнуть совершенно ложное впечатление, что к нарочитой красивости и изломанным линиям ар-деко подходят исключительно стены сакрального пространства. Само пространство, по задумке кураторов, повышает статус экспозиции и исключает ее из модного хаоса. Другими словами, пытаясь разрешить вечную дилемму, что же такое мода — искусство или все-таки нет, авторы выставки голосуют за искусство.

 

(Продолжение читайте в печатной версии журнала)