КУЛЬТУРА. ЛОЖЬ И МОДА. МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
«Криминальный шмот» и переодетый коп: конструирование обмана при помощи костюма

Элисон Мэтьюс Дейвид (Alison Matthews David) — доцент кафедры дизайна в области моды и коммуникаций Университета Райерсона (Торонто). Область ее интересов — мода XIX и начала XX века, в особенности применительно к таким аспектам, как военные и текстильные технологии, портняжное дело, история и социальное влияние одежной промышленности и культуры одежды.

 

Знаменитый врач-психиатр Чезаре Ломброзо, один из первых в истории криминалистов, утверждал, что существуют «прирожденные преступники», о преступной природе которых говорит само их тело. Таких мужчин и женщин легко можно было опознать по видимым стигмам: атавистической и «дикой» физиономии, физическим «дефектам» и прочим признакам, которые невозможно устранить или изменить, включая избыточные татуировки. В книге «Преступный человек» (1876) Ломброзо постулировал, что квалифицированный специалист может выявить, измерить и количественно охарактеризовать тело преступника. И хотя позитивистский подход Ломброзо и его последователей по понятной причине вызывает сомнения, он вдохновил и продолжает оказывать большое и зачастую пугающее влияние на количественно и биологически ориентированные криминологические исследования (Treadwell 2013).

Что такое внимание к телу дает исследователям моды и одежды криминального мира? Существует ли тело, одетое «по-преступному»? Или мода — это всего лишь поверхностные слои ткани, маскирующие «аутентичную» правду такого тела? Я считаю, что в действительности мы можем рассматривать моду как символ социального и физического обмана, и в таком качестве она требует вмешательства чрезвычайно опытных детективов и даже судебно-медицинских экспертов, чтобы расшифровать ее в буквальном значении многослойные смыслы. Как историк и теоретик моды, я утверждаю, что как в криминальном мире, так и в среде полицейских под прикрытием или детективных агентов использование одежды является неотъемлемой частью противоречивых идентичностей и криминальных обличий. Сложно оценить психологическое воздействие от подобного использования уловок моды, поскольку, хотя одежду и аксессуары можно с легкостью снимать, надевать и намеренно использовать в качестве маскировки, ошибочно было бы рассматривать одежду и социальную маскировку лишь как внешнее действие: надеть/снять определенные предметы одежды.

 

(Продолжение читайте в печатной версии журнала)