КУЛЬТУРА. ЛОЖЬ И МОДА. МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
Проще не бывает? Семантика тренировочного костюма: театрализация, маскулинность и коллективное тело

Джо Терни (Jo Turney) — историк дизайна в Винчестерской школе искусств Университета Саутгемптона. Круг интересов — мода 1970-х годов, повседневные объекты и практики в сфере текстиля.

 

Введение

Настоящая статья посвящена исследованию феномена реапроприации спортивной одежды повседневной/неспортивной модой. В первую очередь речь пойдет о тренировочном костюме. После недавней паники СМИ, связанной с обсуждением вопросов социального неповиновения, девиантного поведения, отсутствия гражданской ответственности и непосредственно соотнесенного с ними кризиса маскулинности, вопросы сарториальных кодов как никогда актуальны для современной политической повестки. Не случайно слово «худи» (hoodie) обозначает не только предмет одежды, но и человека, не вписывающегося в границы культурной и социальной нормы. Спортивная одежда из акрила служит неизменной составляющей гардероба мужчины, даже если он вовсе не занимается спортом. Ее носят все от юнцов, склонных к антиобщественному поведению, до обычных бездельников. Настоящая статья посвящена исследованию «неспортивного» спортивного костюма, анализу причин его популярности и поиску ответа на вопрос, почему эта синтетическая одежда составляет серьезную угрозу сложившемуся положению вещей. Подобно тренировочному костюму, она двусоставна, поскольку в ней рассматриваются две отдельные, хотя в взаимосвязанные проблемы: разрушение нормативных сарториальных кодов и специфика презентации маскулинности в современном «обществе досуга».

Непосредственное соположение понятий «тренировочный» и «костюм» служит здесь материалом для критического анализа процесса конструирования идеалов маскулинности посредством одежды; осуществление доминантных и формально закрепленных типов маскулинного поведения (таких, как спортивное состязание и конкуренция) изучается сравнительно с неформальной и антиобщественной деятельностью. Двусоставный тренировочный костюм, таким образом, предстает своеобразной репрезентацией новых бинарных кодов, формирующих популярные перформативные образы маскулинности: «конкуренция/потребление», «участник состязания/зритель», «активный/пассивный», «нарядный/повседневный» и т.д. Кроме того, я буду использовать понятие «бунт», интерпретируя его как локус сопротивления (как это делает Имоджен Тайлер в книге «Бунтующие субъекты», индикатор социального протеста и отвержения (Tyler 2013: 3).

Анализируя тренировочный костюм одновременно как объект и миф, я рассматриваю эту распространенную и, казалось бы, вполне безобидную спортивную одежду как символ преходящей маскулинности и как маркер социальной нестабильности и потенциальной угрозы. Тренировочный костюм возвещает гибель патриархата, однако он также является воплощением лжи, нестабильности и обмана. Как отмечается в одной из исследовательских работ, «определяющей характеристикой обманной презентации является ее способность намеренно создавать ложное впечатление» (DePaulo et al. 1996). Будучи одним из видов спортивной одежды, тренировочный костюм предназначен для разминки и подготовки к выступлению; он согревает владельца, поддерживая гибкость его мышц и скрывая большую часть его тела. Намерения его носителя как участника состязаний становятся заметны лишь тогда, когда он снимает тренировочный костюм. Эта одежда ассоциируется с беспокойством, напряжением, размышлением, концентрацией, и, в конечном счете, будучи расстегнута, она в буквальном смысле выпускает наружу зверя. В повседневной жизни тренировочный костюм выполняет аналогичные функции: он скрывает от посторонних глаз и владельца, и его намерения. Что может быть более здоровым, нравственным, честным и маскулинным, чем спортивное состязание, «честная игра» и «соблюдение правил»? И что составляет противоположность этому? Мошенничество, лень, ложь и нонконформизм. Свидетелем чьих и каких сражений служит спортивный костюм? Что он выпускает на волю, когда изпод него (потенциально) является тело? Тренировочный костюм, используемый в качестве уличной одежды, рассматривается как одежда участника социальных состязаний на досуге, как наряд неатлета, временного аутсайдера, пребывающего в сомнительном положении, за границами нормативных кодов поведения и самопрезентации.

 

(Продолжение читайте в печатной версии журнала)