КУЛЬТУРА. МОДА И ЮМОР
Англомания Вивьен Вествуд

Ребекка Арнольд (Rebecca Arnold) – старший преподаватель в Центральном колледже искусства и дизайна Сен-Мартинс (Лондон).

 

Мода для Вивьен Вествуд никогда не сводилась к одной лишь одежде. Суть ее творчества – в непрерывном диалоге с прошлым, это постоянное стремление к моде, способной преодолевать рамки обыденной реальности и всегда привлекать внимание к обладателю наряда. Мировоззрение Вествуд утопично; о своем подходе она говорит следующее: «По правде говоря, я описала бы его как ностальгию по будущему» (Garfield 1998: 6). В ней есть истовость реформатора костюма XIX века, но вместо того, чтобы отстаивать более простую, гигиеничную одежду, она побуждает людей одеваться более театрально, более эффектно, так, чтобы их костюм говорил об истории прошлых эпох. Она трансформирует иконографические образы королевской власти и традиции, чтобы производить одежду, будто специально созданную для того, чтобы щеголять в ней в роскошных интерьерах или на фоне аркадских пейзажей. Одежда Вивьен Вествуд никогда не бывает обыкновенной, эффект большей частью достигается за счет отсылок к образам «английскости», но вдохновляет модельера именно Англия аристократии и имперского сознания, а не мещанства и провинциализма. Для Вествуд одежда – это ключ к переменам: «Если ты восхитительно одет, жизнь становится лучше», – говорит она (цит. по: Jones 1987: 57).

Подобное представление о моде как о способе сообщить о себе, предполагающее, что об обладателе костюма судят по пышности самопрезентации, подводит меня к одной из основных тем в этом исследовании творчества Вествуд: связь ее работ c жанром «щегольского портрета». Портрет щеголя совмещает элементы как английского искусства, так и искусства континентальной Европы и предлагает зрителю, словами Николаса Серота, образы «помпезности, гламура и франтовства с немалой долей невольного юмора» (Serota 1992: 7). Я полагаю, что Вивьен Вествуд создает для своих клиентов наряды, как если бы это были парадные портреты «большого стиля» (Grand Manner portraits), и ее «английскость» не так проста, как кажется. Я сосредоточусь на коллекциях с середины 1980-х до середины 1990-х годов, десятилетия, в течение которого она в сотрудничестве с Малькомом Маклареном выработала и развила дизайнерскую философию, которая вывела ее на новый уровень по сравнению с ее же ранним творчеством. Самыми показательными элементами разработанного ею стиля стали костюм, мини-кринолин (mini-crini) и горностаевая накидка из искусственного меха, представленные в коллекции «Харрис-твид» (Harris Tweed) сезона осень – зима 1987/88, демонстрировавшей увлечение Вествуд английскими и шотландскими традициями и тканями, которые одновременно вдохновляли ее и служили объектом для пародии[1]. Другой характерный пример – ансамбли с мини-юбкой из шотландки для коллекции «Англомания» (Anglomania) сезона осень – зима 1993/94, отсылавшей к французской моде на английское в 1780-х годах (ил. 10.1). Это подводит нас к еще одному аспекту в рассуждении: «инаковости» аристократического подхода к тому, что такое «английскость», к которому так часто обращается Вествуд. Для большинства англичан униформа империи, которую она воссоздает в своих моделях, имеет мало общего с их повседневным опытом.

 

[1] Здесь и далее перевод названий коллекций одежды дается по: Вивьен Вествуд: автобиография / Вивьен Вествуд, Иэн Келли / Пер. с англ. Т. Зотиной. М.: КоЛиБри, 2015. (Прим. пер.)

 

(Продолжение читайте в печатной версии журнала)