КРАТКИЙ ОБЗОР НАУЧНЫХ ПУБЛИКАЦИЙ
Новое литературное обозрение № 126 (2/2014) New Literary Observer 126 (2/2014)

ТРАНСФОРМАЦИИ НАРРАТИВНЫХ СТРАТЕГИЙ / TRANSFORMATIONS OF NARRATIVE STRATEGIES

Составители блока Татьяна Вайзер и Евгений Савицкий | Compiled by Tatyana Vaizer and Evgeny Savitsky

 

Закольцованная травма

Лутц Кёпник

В статье Лутца Кёпника «Закольцованная травма» рассматриваются возможности и ограничения, возникающие в тех случаях, когда движущиеся изображения в современных музеях и галереях отображают травматические события. Если видео-арт во всех своих многообразных формах не связывает сегодня кинематографический медиум и травмы современной жизни, а также не требует от зрителя покориться особому чувству времени, возникающему при монтаже и разворачивании образов на экране, то как возможно взаимодействовать с травматическим опытом прошлого и настоящего? Если форма — в эпоху инсталяционного видео-искусства — больше не способна артикулировать содержание и если зрители могут лишь бродить среди движущихся изображений в галереях, то с помощью чего художники могут заставить образы говорить о травматических событиях и воспоминаниях?

Ключевые слова: травма, новые медиа, кино, видеоарт, медиаинсталляция, «dOCUMENTA 13»

 

Looping Trauma

Lutz Koepnick

Lutz Koepnick's "Looping Trauma" explores the possibilities and limits of moving images to screen traumatic events in contemporary museum and gallery spaces. If video art in all its expanded formats today neither directly associates the cine­matic medium with the shocks and traumas of modern life, nor requires viewers to submit their own sense of time to the cuts and flows of images on screen—how can it possibly address and work through traumatic experiences, past or present? If, in the era of screen-based installation art, form no longer articulates content, and if viewers may simply roam in and out of moving images galleries, what kind of means can artists chose in order make their images speak about traumatic his­tories and memories?

Keywords: trauma, new media, cinema, video art, media installation, dOCUMENTA 13

 

“Гендер” в постсоветских условиях: эпистемология травмы

Андреас Лангедоль

Андреас Лангедоль в статье «“Гендер” в постсоветских условиях: эпистемология травмы» исследует, каким образом категория гендера появилась в постсоветском русскоязычном академическом дискурсе и каким образом она существует в нем сегодня. Таким образом, понятие травмы служит как эпистемологическое устройство, помогающее понять сложное положения «гендера» в постсоветском мире. Во-первых, дискуссия вокруг гендера отражает травму гетерономии в гуманитарных и социальных науках, уходящую корнями в советские времена; во-вторых, использование понятия «гендера» вносит свой вклад в постсоветскую общественную трансформацию, понятую как травматическое изменение; в-третьих, гендер заставляет занять ту или иную этическую позицию по отношению к вопросам различия и неравенства, существующих в обществе и культуре.

Ключевые слова: гендер, травма, постсоветский академический дискурс, гендерные исследования

 

Discussing 'gender' in post-Soviet constel­lations: an epistemology of trauma

Andreas Langenohl

Andreas Langenohl, in his article "Discussing 'gender' in post-Soviet constel­lations: an epistemology of trauma" explores how the category of gender has been introduced into post-Soviet Russian-language academic discourse and how it is discussed today. The concept of "trauma" serves as an epistemological device that helps understand the conflicting entanglements of "gender" in the post-Soviet constellation. First, the discussions around gender reflect a trauma of heteronomy in the humanities and social sciences pointing back to Soviet times. Second, the use of "gender" contributes to constructing the post-Soviet societal transformation as a traumatic change. Third, "gender" urges to morally position oneself vis-a-vis questions of difference and inequality in society and culture.

Keywords: gender, trauma, post-Soviet academic discourse, gender studies

 

Оберегать природу и защищать общество: О некоторых противоречиях в целях и методологии экологической истории

Евгений Савицкий

В статье Евгения Савицкого «Оберегать природу и защищать общество: О некоторых противоречиях в целях и методологии экологической истории» ставится проблема несоответствия между методами, целями и объектами исследований в современной экологической истории, что, по мнению автора, отражает более общие противоречия в экологическом движении. Заявляя о своей приверженности экологическому движению, экоистория в то же время придерживается старых историографических практик, подразумевающих наиболее эффективное использование материала, «владение» им, освоение все новых ресурсов и т.п. Это общие и базовые историографические практики, от которых трудно отказаться, и тем не менее, которые должны быть переосмыслены, если экоистория будет стремиться избежать противоречия между декларируемыми целями и фактически используемыми методами работы. Рассмотрение некоторых других историографических концепций, в особенности из области «постколониальных исследований» и «исследований увечности», позволяет сформулировать ряд важных для экологического движения вопросов иначе, чем они ставились до сих пор. Это касается и проблемы вписанности экологии в идеологию «надо защищать общество», что во многом уничтожает ее социально-критический потенциал. Вопрос, следовательно, в том, какой может быть экологическая история, но также и экологическое движение в целом, если оно не будет ставить себе целью сделать человеческое существование более безопасным или здоровым.

Ключевые слова: экологическая история, ответственность, болезнь, здоровье, постколониальные исследования, исследования увечности, архивный поворот

 

Protecting nature and defending society: on some contradiction in the aims and methodology of ecological history

Evgeny Savitsky

In "Protecting nature and defending society: on some contradiction in the aims and methodology of ecological history" Evgeny Savitsky points to the problem of inconsistency in the methods, aims and objects of study in contemporary eco­logical history, which problem, he claims, reflects more general contradictions in the ecological movement. Declaring its commitment to the ecological move­ment, eco-history simultaneously supports old historiographical practices, which assume a maximally efficient use of material, its "possession," the acquisition of ever newer resources, etc. These general and foundational historiographical prac­tices are hard to reject, but must nevertheless be reconceptualized if eco-history truly wishes to avoid the contradictions between its declared aims and the work methods actually employed. An examination of certain other historiographical conceptions, particularly those borrowed from postcolonial studies and disability studies, enable a new and different formulation of a number of questions important for the ecological movement. This also relates to the problem of ecology being inscribed into the ideology of "defending society," which to a significant degree destroys its (ecology's) social-critical potential. The question is thus, "what can ecological history be?" — but this also applies to the ecological movement as a whole, if its aim is not to make human existence more secure and/or healthy.

Keywords: ecological history, responsibility, disease, postcolonial studies, disability studies, archival turn

 

 

АНТРОПОЛОГИЯ И ФЕНОМЕНОЛОГИЯ ВИЗУАЛЬНОСТИ: АНТРОПОЛОГИЯ КИНООБРАЗА («круглый стол») / ANTHROPOLOGY AND PHENOMENOLOGY OF THE VISUAL: ANTHROPOLOGY OF THE FILM IMAGE

Составители блока Валерия Косякова и Дарья Дмитриева / Compiled by Valeria Kosiakova and Daria Dmitrieva

 

Кинематографический образ: экономика времени

Олег Аронсон

В статье Олега Аронсона «Кинематографический образ: экономика времени» предлагается попытка осмыслить специфическую экономику кинематографического образа, которая не сводится к экономике фильмов, ориентированной на рыночные отношения (или в виде киноиндустрии, или через механизмы арт-рынка). Она непосредственно связана с экономикой времени, заново открываемой кинематографом, невольно возрождающем в противовес логике Гермеса, забытую логику Гестии (домашнего очага, материнства и детства). У Тарковского, напимер, это выражается в ситуации удержания времени-длительности, времени-памяти в кадре, становящимся своеобразным фильмом-в-фильме. Подобная структура позволяет рассматривать длинный план, флэшбек, рапид, неожиданные монтажные соединения и даже некоторые киносюжеты не как средства кино, а именно как элементы его особой экономики, где материальность времени смыкается с виртуальностью денег.

Ключевые слова: образ, время, экономика, память, катексис

 

The cinematic image: an economy of time

Oleg Aronson

In "The cinematic image: an economy of time" Oleg Aronson attempts to con­ceptualize a specific economy of the cinematic image, one not reducible to an econ­omy of film oriented toward market relations (through either the film industry or the mechanisms of the art market). This economy is directly connected with an economy of time rediscovered by the cinema, unwillingly reviving the forgotten logic of Hestia (the hearth, motherhood and childhood) as a counterweight to the logic of Hermes. This is demonstrated in Andrei Tarkovsky's films, in the retention of time-as-duration or memory-time in the single shot, which becomes a sort of film-within-the-film. This kind of structure allows us to examine the long take, the flashback, slow-motion, unexpected use of montage and even some film plots as elements of its special economy, where the material quality of time becomes one with the virtual quality of money.

Keywords: image, time, econimics, memory, cathexis

 

Будущее тела: (Тезисы выступления на “круглом столе” “Антропология кинообраза”)

Петр Сафронов

В статье Петра Сафронова «Будущее тела: (Тезисы выступления на “круглом столе” “Антропология кинообраза”)» ставится вопрос — являются ли человеческие тела непременной частью кинематографического сюжетостроения? История кино знает многочисленные примеры отрицательного ответа на этот вопрос. Тем интересней посмотреть на случай, в котором именно телесность – понятая как основной критерий человечности – становится двигателем сюжета. Такой случай предоставляет нам современное американское кино.

Ключевые слова: тело, боль, человеческое, нечеловеческое

 

The future of the body: (talking points at the 'Anthropology of the film image' round table)

Petr Safronov

Petr Safronov's "The future of the body: (talking points at the 'Anthropology of the film image' round table)" asks: are human bodies an indispensable part of cinematic plot-building? The history of film offers many examples of a negative answer to this question. It is thus all the more interesting to examine a case in which corporeality — understood as the basic criterion of humanity — becomes the force driving the plot. This case is provided by contemporary American film.

Keywords: body, pain, human, non-human

 

Темпоральные структуры в фильме Милчо Манчевски “Перед дождем”

Константин Бандуровский

В работе Константина Бандуровского «Темпоральные структуры в фильме Милчо Манчевски “Перед дождем”» рассматривается взаимоотношение различных темпоральных структур: линейного, циклического и «вертикального» времени – в фильме М. Манчевски «Перед дождем». «Вертикальное» время вводится в киноповествование благодаря образам, восходящим к христианской культуре, – архитектуре и фрескам, и в целом к христианскому пониманию. Это позволяет прочитывать фильм «Перед дождем» не только в актуальном политическом контексте (как это обычно происходит), но и в контексте метафизическом.

Ключевые слова: линейное время, циклическое время, вертикальный хронотоп, Милчо Манчевски, «Перед дождем»

 

Temporal structures in Milcho Manchevski's 'Before the rain'

Konstantin Bandurovsky

An article by Konstantin Bandurovsky, "Temporal structures in Milcho Manchevski's 'Before the rain'" examines the interrelations between various tempo­ral structures: linear, cyclical and "vertical" time — in Manchevski's film. "Verti­cal" time is introduced into the film narrative through images rooted in ancient Christian culture, architecture and frescoes, and more generally, to Christian understanding. This allows Bandurovsky to read "Before the rain" both in its con­temporary political context (as it is usually interpreted), as well as in a meta­physical context.

Keywords: linear time, cyclical time, vertical chronotope, Milcho Manchevski, ‘Before the rain’

 

 

ИДЕОЛОГИЧЕСКИЕ ВЕЩИ И ПРОСТРАНСТВА ПОВСЕДНЕВНЫХ ПРАКТИК / IDEOLOGICAL OBJECTS AND THE SPACES OF EVERYDAY PRACTICES

 

О времени, травме и монументе: Парк-музей скульптур в Будапеште

Майя Надкарни

В статье Майи Надкарни «О времени, травме и монументе: Парк-музей скульптур в Будапеште» рассматривается создание в 1993 году Парк-музея скульптур в Будапеште, давшего приют памятникам коммунистической эпохи. Рассмотрение этого сюжета позволяет пролить свет на постсоциалистическую травму несколькими способами: во-первых, временна́я структура травматического повторения позволяет понять политику венгерской памяти в ранние постсоциалистические годы, даже если большинство венгров не переживали эту политическую трансформацию в травматическом ключе; во-вторых, такое непосредственное обращение к травме может рассматриваться как «защитная память», блокирующая более непосредственные моменты этого травматического опыта (перенос будапештских статуй, таким образом, не может восприниматься как ответ на болезненные воспоминания, сосредоточенные в этих памятниках, но как попытка переопределить ландшафт повседневной городской жизни); в-третьих, и разочарование в постсоциализме, и неудачная судьба описываемого парка, не привлекавшего большого количества посетителей, как и сама неуместность этого паркового триумфа также могут стать источниками травмы не наступившего, но обещанного будущего.

Ключевые слова: повседневность, травма, память, забвение, материальная культура, социализм, кадаризм, «гуляш-коммунизм», Парк-музей скульптур под открытым небом «Мементо»

 

On Time, Trauma, and the Monument: Budapest's Statue Park Museum

Maya Nadkarni

"On Time, Trauma, and the Monument: Budapest's Statue Park Museum" from Maya Nadkarni, explores the construction and reception of Budapest's Statue Park Museum, an open-air museum created to house the city's communist monu­ments in 1993. Nadkarni's article contributes to the study of cultural trauma under post-socialism in several ways. First, the article argues that the temporal structure of traumatic repetition offers a useful analytic approach to understanding the pol­itics of memory in the early years of post-socialist transition in Hungary, even though most Hungarians did not experience the political transformation as trau­matic. Second, the invocation of trauma itself can serve as a "screen memory" to block even more shattering realizations from view. The removal of Budapest's statues thus did not represent a response to painful memories embodied in the monuments, but rather an attempt to redefine domesticated landmarks of every­day urban life as traumatic remainders of Soviet rule. Finally, given both the disappointments of post-socialism and the park's failure to attract many visitors in the two decades since its opening, the very irrelevance of the park's triumpha- lism has also become the source of trauma, haunted by the unrealized future its creation once seemed to promise.

Keywords: daily life, trauma, memory, oblivion, material culture, Cadarism, goulash-communism, 'Memento' Statue Park Museum

 

Воспоминания о летнем отдыхе: Стратегии определения еврейской идентичности и социализация элиты в социалистической Венгрии

Мелинда Ковай

Эстер Нойман

Основанная на количественном исследовании статья Мелинды Ковай и Эстер Нойман «Воспоминания о летнем отдыхе: Стратегии определения еврейской идентичности и социализация элиты в социалистической Венгрии» исследует коллективную память о частном летнем курорте в социалистической Венгрии. Авторы рассматривают биографические нарративы как содержащие более общие сведения о социальных функциях неформальных социальных анклавов и процессах социализации элит в социалистической Венгрии. В первую очередь, рассматриваются коннотации еврейства в социалистической Венгрии и стратегии конструирования идентичности венгерских евреев, а также обсуждаются воспоминания о культурном и общественном положении обладавших «привилегированным» статусом семей, имевших доступ к эксклюзивному педагогическому пространству.

Ключевые слова: Венгрия, память, еврейская идентичность, государственный социализм, неформальное образование

 

The Memory of a Summer Vacation: Jewish Identity Strategies and Elite Socia­lization in State Socialist Hungary

Melinda Kovai

Eszter Neumann

Based on a qualitative research project, Melinda Kovai and Eszter Neumann's "The Memory of a Summer Vacation: Jewish Identity Strategies and Elite Socia­lization in State Socialist Hungary" explores the collective memory of a private summer resort in State-Socialist Hungary. The authors argue that the biographical narratives of the participants convey a more general message about the social func­tions of informal social enclaves and the elite socialization processes in State-Socialist Hungary. The analysis specifically explores the connotations of Jewishness in State-Socialist Hungary and the identity construction strategies of the Jewish generations raised after the Holocaust, and also discusses the participants' reflections about the cultural and social position of their families in the context of their "privileged" access to this exclusive pedagogic space.

Keywords: Hungary, memory, Jewish identity, state socialism, exclusive pedagogic space, non-formal education

 

Пространство советского курорта: Свобода или контроль?

Людмила Кузнецова

Людмила Кузнецова в статье «Пространство советского курорта: Свобода или контроль?» обращается к советскому курорту как внутренне конфликтному пространству – с одной стороны, отражавшему дореволюционные представления о большей свободе действий и мысли по сравнению с другими социальными сферами, а с другой стороны, испытывавшему сильное давление государства, которое желало эти пространства свободы взять под свой контроль и сделать очередной «кузницей» для «формовки советского гражданина». Курорт и санаторий, таким образом, оказываются примерами фукольтианского гетеротопа (конкретно гетеротопа девиации, в который помещаются индивиды с девиантным типом поведения).

Ключевые слова: повседневность, курорт, гетеротоп девиации, пространство контроля, пространство свободы

 

The space of the Soviet resort: freedom or control?

Liudmila Kuznetsova

Liudmila Kuznetsova's "The space of the Soviet resort: freedom or control?" examines the Soviet holiday resort as a space of internal conflict. On the one hand, in comparison to other social spheres, the resort reflected pre-revolutionary ideas about freedom of thought and actions; on the other hand, this space experienced strong pressure from the State, which sought to keep these spaces of freedom under its control and to make them yet another "smithy" for the "molding of the Soviet citizen." The resort and the sanatorium thus turn out to be examples of the Foucauldian heterotope (specifically, the heterotope of deviation, which houses individuals with deviant types of behavior).

Keywords: daily life, resort, spaces of freedom, spaces of control, heterotope of deviation

 

Формирование парка культуры и отдыха в Петергофе

Станислав Савицкий 

Станислав Савицкий в статье «Формирование парка культуры и отдыха в Петергофе» исследует функционирование Петергофа в 1920–1930-е годы, когда из императорской резиденции он превратился в парк культуры и отдыха, что радикально изменило не только его быт, но и те системы ценностей, сквозь которые этот быт прочитывается. Автор обращается к свидетельству современника, отдыхавшего в Петергофе в те годы, – Лидии Гинзбург. Старые дворец и парк, обставленные новыми вещами, принципами планировки пространства и социальными отношениями, становятся для нее «идеальным местом для того, чтобы выйти из привычного течения дел и попытаться увидеть реальность вне логики повседневности, “остраненно”, в пограничном пространстве между обыденными представлениями и исторической рефлексией».

Ключевые слова: повседневность, парк культуры и отдыха, Петергоф, Лидия Гинзбург

 

The formation of the Peterhof recreational park

Stanislav Savitsky

In "The formation of the Peterhof recreational park" Stanislav Savitsky in­vestigates the functioning of Peterhof in the 1920s-30s. During this period it trans­formed from an imperial residence into a recreational park, which radically changed both its everyday existence and the value systems through which this existence was interpreted. Savitsky makes use of the eyewitness account of one contemporary visitor to Peterhof during this time — Lydia Ginzburg. The old palace and park, outfitted with new trappings, principles of spatial arrangement and social relations, became for Ginzburg an "ideal place for stepping outside of the customary flow of business-as-usual and for attempting to see reality outside of the logic of the everyday, to see things 'made strange,' in a liminal space between ordinary ideas and historical reflection."

Keywords: daily life, recreational park, Peterhof, Lydia Ginzburg

 

 

ЛИТЕРАТУРА И ДЕТСТВО: РАЗВЛЕЧЕНИЕ, НАСТАВЛЕНИЕ, ВНУШЕНИЕ / LITERATURE AND CHILDHOOD: ENTERTAINMENT, INSTRUCTION, INDOCTRINATION

 

Круг детского чтения в США и России 1840-х годов (“Рассказы для Хелен” и “Золотой жук”)

Александра Уракова

В статье Александры Ураковой «Круг детского чтения в США и России 1840-х годов (“Рассказы для Хелен” и “Золотой жук”) рассматривается проблема миграции «взрослой» литературы в детскую на материале рассказов для девочек американской писательницы первой половины XIX в. Элайзы Лесли, с одной стороны, и перевода «Золотого жука» Эдгара По в детском журнале «Новая библиотека для воспитания» Петра Редкина. На примере сборника Э. Лесли «Рассказы для Хелен» мы наблюдаем, как в детской литературе появляется ранее не свойственная ей занимательность, которая достигается за счет привлечения сюжетных элементов готического и «городского» романа. Адаптация для детей «Золотого жука»  По в журнале Редкина связана не столько с его приключенческим, «пиратским» сюжетом, сколько с познавательным и развивающим характером рассказа.

Ключевые слова: американская/русская детская литература XIX века, Элайза Лесли, Эдгар По, «Золотой жук», адаптация, перевод

 

The scope of children's reading in 1840s USA and Russia ("Stories for Helen" and "The Gold Bug")

Aleksandra Urakova

In "The scope of children's reading in 1840s USA and Russia ("Stories for Helen" and "The Gold Bug")" Aleksandra Urakova examines the migration of "adult" litera­ture into children's literature through the stories for little girls by Eliza Leslie, an American writer of the first half of the 19th century, and also the translation of Edgar Allen Poe's "The Gold Bug," published in Pyotr Redkin's children's magazine The new library for education. Leslie's "Stories for Helen" demonstrate the appearance of a new captivating quality in children's literature, which was achieved by bringing in plot elements from the Gothic and "urban" novel. The adaptation of "The Gold Bug" for children published in Redkin's magazine is connected less with the story's adven­turesome "pirate" plot than with its cognitive and development-oriented character.

Keywords: American/Russian children’s literature of the 19-th century, Eliza Leslie, Edgar Allen Poe, 'The Gold Bug', adaptation

 

Общие места литературной классики. Учебник брежневской эпохи разрушился изнутри

Евгений Пономарев

Статья Е.Р. Пономарева «Общие места литературной классики. Учебник брежневской эпохи разрушился изнутри» посвящена анализу последнего советского учебника по литературе (конец 1960-х — начало 1990-х годов). Последовательность изучаемых авторов и текстов, изложение писательских биографий, интерпретации программных произведений имеют яркую идеологическую окраску. По сравнению с учебниками предшествующих эпох, идеологическая составляющая спрятана в подтекст, но она по-прежнему влияет на сознание учеников. Специфика и сила этого влияние в том, что оно практически незаметно: учебник претендовал на объективность и научность. Взаимодействие идеологии и поэтики становится главной темой статьи. Автор полагает, что последний советский учебник воспитал литературное сознание и постсоветских поколений.  

Ключевые слова: литература в советской школе, учебник, методика преподавания, идеология

 

Commonplaces of literary classics (the Brezhnev-era textbook destroyed itself from the inside)

Evgeny Ponomaryov

An article from E.R. Ponomaryov, "Commonplaces of literary classics (the Brezhnev-era textbook destroyed itself from the inside)" analyzes the last Soviet literature textbook (late 1960s-early 1990s). The order in which writers and texts are presented, the exposition of writers' biographies and the interpretations of programmatic works are heavily ideologically colored. In comparison with text­books from preceding periods, the ideological element is hidden in the subtext, but still influences the pupils' consciousness. The specific force of this influence lies in the fact that it is nearly imperceptible: the textbook claims to be objective and scholarly. The article is thus mainly about the interaction of ideology and poetics. Ponomarev presumes that the final Soviet textbook informed the literary consciousness of post-Soviet generations as well.

Keywords: literature in the Soviet school, textbook, teaching methodology, ideology

 

 

КЛАССИКА: АКТУАЛЬНОСТЬ/ НЕВОСТРЕБОВАННОСТЬ // CLASSIC: IMPORTANCE/IRRELEVANCE

 

Русские классики в советской Эстонии: случай Грибоедова

Дмитрий Иванов

Мария Тамм

В статье Дмитрия Иванова и Марии Тамм «Русские классики в советской Эстонии: случай Грибоедова» на примере двух переводов на эстонский язык «Горя от ума» рассматривается механизм продвижения русского литературного канона в контексте «советизации» сталинской и постсталинской эпох. В статье прослеживается история этих двух переводов, их распространение среди читателей. Автор также пытается реконструировать публичную рецепцию и интерпретацию этих переводов, приведшую к тому, что Грибоедов так и не стал важным для эстонского читателя автором.

Ключевые слова: А.С. Грибоедов, «Горе от ума», перевод, канон

 

Russian classics in Soviet Estonia: Griboedov's Case

Dimitry Ivanov

Maria Tamm

The article "Russian classics in Soviet Estonia: Griboedov's Case" by D. Ivanov and M. Tamm looks into the mechanisms of the promotion of the Russian literary canon within the context of "sovietization" during and after Stalinism, using two translations of "Woe from Wit" to the Estonian language as examples. The article focuses on the history of these translations, on their existence in various media and schoolbooks, and on the translators' Jaan Karner, Jaan Kross) strategies. The authors also tried to reconstruct the patterns of the public reception and interpre­tation of the translations that had led to Griboedov's disappearance from the ranks of Russian canonical authors relevant to Estonian culture of the post Soviet era.

Keywords: Griboedov, Woe from Wit, translation strategies, canon

 

 

ПРОЧТЕНИЯ / INTERPRETATIONS

 

Зачем был написан “Медный всадник”

Игорь Немировский

В статье Игоря Немировского «Зачем был написан “Медный всадник”» классическая поэма Пушкина рассматривается как порожденная двумя противоборствующими подходами к изображению образа Петра I. Обстоятельства, в которых поэт работал над «Медным всадником», должны изучаться в контексте работы поэта над «Историей Петра Великого», своего рода поэтическим введением к которой должна была быть поэма. Пушкин пытался изменить официальное восприятие наследия Петра I, стремясь к тому, чтобы написать критическую истории его царствования. Провал этих попыток ознаменовал конец того период, в течение которого Пушкин надеялся играть роль указывающего царю пророка.

Ключевые слова: А.С. Пушкин, «Медный всадник», «История Петра», А. Мицкевич, «Отрывок», Н.М. Карамзин, «Записка о древней и новой России»

 

Why "The Bronze Horseman" was Written

Igor Nemirovsky

In Igor Nemirovsky's article "Why "The Bronze Horseman" was Written" Pushkin's poem (1833) is analyzed as the combination of two conflicting attitudes towards Peter I's personality, which before Pushkin were presented separately in the folk­lore and in the official literature. The circumstances of the poet's work on "The Bronze Horsemen" are viewed here in the context of his research for "The History of Peter the Great," a historical work Pushkin was hired to write at that time by the Emperor Nicholas I, to which the poem was intended to become in a sense a poetical introduction. Thus Pushkin tried to change the official perception of Peter I's heritage and to introduce the possibility of writing a critical history of his reign. The failure of this attempt signified the end of the period during which Pushkin had an ambition to serve as a prophet for the tzar.

Keywords: Pushkin, 'The Bronze Horseman', ' The History of Peter the Great', A. Mitskevich, 'Extract', N. Karamzin, 'The Memoir on Old and New Russia'

 

 

СИНЕМАТЕКСТ / CINEMATEXT

 

Драматургия в бане, или Несчастья демократии

Павел Арсеньев

В статье «Драматургия в бане, или Несчастья демократии» Павел Арсеньев исследует сложную рекуррентную конструкцию фильма Питера Брука «Марат/Сад» (1967), снятого по пьесе Петера Вайса «Преследование и убийство Жана-Поля Марата, представленное артистической труппой психиатрической лечебницы в Шарантоне под руководством господина де Сада» (1964). И пьеса о последних днях революционера Марата, и ее экранизация, безусловно, претендуют на «актуальное звучание» и проекцию разыгрываемой драмы на современную эпоху (современную как для Вайса и Брука -- «бунтующие шестидесятые», так и для нас, сегодняшних). Автор, однако, помещает в фокус своего внимания прежде всего саму специфику транзитивности, или переходности, драматического действия, которая не просто позволяет осуществляться исторической проекции, наделять изображаемое иносказательной актуальностью, но и способствует разрушению условности разыгрываемого действия и в конечном счете -- элиминации дистанции между зрителями и участниками представления. Именно избыток искусственности в искусстве («спектакль в спектакле», то есть умножение рамочных условий) позволяет произведению пролить свет на реальную ситуацию художественного производства и потребления, тем самым переводя просмотр в тревожный режим (со)участия. Другими словами, как в самом спектакле (в случае Сада разыгрываемого в психиатрической лечебнице), так и в его экранизации (где все действие разворачивается в одном павильоне) дефицит атрибутов «реалистического» изложения (обычно требующего более правдоподобного разнообразия) создается словно именно для того, чтобы иллюзия повествования подрывалась и (сценическое) действие переходило к ситуации -- или, точнее, на ситуацию -- самого показа/просмотра.

Ключевые слова: кино, «Марат/Сад», Питер Брук

 

Drama in the bathhouse, or The woes of democracy

Pavel Arsenev

In "Drama in the bathhouse, or The woes of democracy" Pavel Arsenev (Univer­sity of Lausanne) investigates the complicated periodic construction of Peter Brook's "Marat/Sade" (1967), a film version of Peter Weiss' play "The persecution and assassination of Jean-Paul Marat as performed by the inmates of the asylum of Charenton under the direction of the Marquis de Sade" (1964). Both the play about Marat's last days and the film version unequivocally aim for "contemporary resonance" and the projection of the given plot into the present day (meaning both the "rebellious sixties" for Brook and Weiss and the present day for us). Arsenev, however, focuses primarily on the specifics of the transitory or transitional quality of the dramatic action, which not only allows for a historical projection and lends allegorical relevance to the depicted, but also works to break down artistic con­vention in the performed action and ultimately eliminates the distance between the spectators and show participants. It is precisely the surplus of artifice in art (the "show within the show," i.e. the multiplication of framing conventions) that enables the work to cast light on the real situation of art production and con­sumption, thereby shifting simple viewing into the more uneasy mode of (^par­ticipation. In other words, in both the play (the Sade half of which takes place in an asylum) and the film version (where everything happens in a single pavilion), the deficit of "realistic" features in the exposition (which usually demands a more plausible diversity) seems to exist precisely in order to undermine the illusion of narrative, and to make the (theatrical) action transition toward the situation — into the situation — of the actual show.

Keywords: movie, “Marat/Sade”, Peter Brook 

 

 

АЛЕКСЕЙ ПАРЩИКОВ: ОБРАТНАЯ ПЕРСПЕКТИВА / ALEXEY PARSHIKOV: REVERSE PERSPECTIVE

Блок основан на материалах конференции, посвященной Алексею Парщикову и Аркадию Драгомощенко (Красноярск, 2013). Участники блока: Александр Давыдов, Виталий Кальпиди, Хендрик Джексон, Илья Кутик, Владимир Аристов и Александр Уланов.

 

The section consists of articles by Alexandr Davydov, Vitaly Kalpidi, Hedrick Jackson, Ilya Kutik, Vladimir Aristov, and Alexandr Ulanov, that focus on the poetics of Alexei Parshikov (1954—2009). These articles are based on papers delive­red at a conference in memory of A. Parshikov and A. Dragomoshenko (November 2013, Krasnoyarsk).

 

 

НОНКОНФОРМИЗМ REVISITED

 

Отстояние. “Летний день” Олега Григорьева как инициальный текст неслучившейся литературы

Олег Юрьев

В статье «Отстояние. “Летний день” Олега Григорьева как инициальный текст неслучившейся литературы» Олег Юрьев обсуждает особенности повести теневого классика ленинградской неподцензурной литературы Олега Григорьева (1943--1992), больше известного как детский поэт. Юрьев сравнивает «Летний день (рассказ детеныша)» написанный в начале 1960-х, с «Одним днем Ивана Денисовича» А. Соженицына и приходит к выводу, что, в отличие от последнего, остающегося в рамках соцреализма, малоизвестная повесть О. Григорьева является текстом-основателем новой эстетической парадгимы -- «началом литературы, которой не возникло». В самом деле, у «Летнего дня», как убедительно показывает Юрьев, не было ни предшественников, ни продолжателей.

Ключевые слова: Олег Григорьев, лагерная проза

 

Standing out. Oleg Grigorev's 'A summer day' as the initial text of a literature that never happened

Oleg Jurjew

This section contains two articles. In the first, "Standing out. Oleg Grigorev's 'A summer day' as the initial text of a literature that never happened" Oleg Jurjew (Frankfurt) discusses the particulars of this story by Oleg Grigorev (1943—1992), the shadowy classic of Leningrad unofficial literature, better known as a children's poet. Jurjew compares "A summer day (kid's story)," which was written in the early 1960s, with Alexander Solzhenitsyn's One day in the life of Ivan Denisovich, and concludes that, unlike the latter story, which remains within the bounds of socialist realism, Grigorev's little-known tale constitutes a foundational text of a new aesthetic paradigm — "the beginning of a literature that did not come to be." Indeed, Jurjew convincingly demonstrates that "A summer day" had neither predecessors nor successors.

Keywords: Oleg Grigoriev, camp prose

 

Один? День? Ивана Денисовича? или Реформа языка

Елена Михайлик

Елена Михайлик (Университет Нового Южного Уэльса) в статье «Один? День? Ивана Денисовича? или Реформа языка» обращается к лингвистическим и идеологическим аспектам знаменитой повести А.И. Солженицына, которые обычно остаются в тени исследователей. В частности, к рецепции фильма Эйзенштейна «Иван Грозный», вторую серию которого обсуждают персонажи «Одного дня…», хотя на момент действия повести (1951 год) заключенные никак не могли ее ни видеть, ни обсуждать (запрещенная к показу, она вышла на экраны лишь в 1958 году). Эти и другие «неувязки» позволяют автору по-новому посмотреть на металитературный проект Солженицына и его политические импликации.

Ключевые слова: Александр Солженицын, лагерная проза

 

One? Day? Ivan Denisovich? or the reform of language

Elena Mikhailik

In turn, Elena Mikhailik (University of New South Wales) in "One? Day? Ivan Denisovich? or the reform of language" addresses linguistic and ideological as­pects of Solzhenitsyn's famous story which usually remain outside the purview of scholarship. In particular, she discusses the reception of Sergei Eisenstein's "Ivan the Terrible," the second part of which Solzhenitsyn's characters discuss in One Day.., although at the time the story takes place (1951), there was no way that the prisoners could have seen it (the film was released only in 1958). This and other "discrepancies" allow Mikhailik to take a fresh look at Solzhenitsyn's meta- literary project and its political implications.

Keywords: Alexander Solzhenitsyn, camp prose

 

 

CLOSE READING

 

Тайна “Похорон Бобо”

Валентина Полухина

Эссе Валентины Полухиной «Тайна “Похорон Бобо”» предлагает новое прочтение стихотворения И. Бродского «Похороны Бобо» (1972). Оспаривая предыдущие интерпретации этого текста, в том числе влиятельную интерпретацию Льва Лосева, исследовательница -- благодаря скрупулезному анализу его структурных особенностей, а также уточнению драматических биографических обстоятельств Бродского на момент его написания -- не только устанавливает конкретного адресата этого стихотворения, но и вписывает его в общую «философию творчества» нобелевского лауреата, который еще в 1963 году сформулировал идею самоценности и саморазвития языка.

Ключевые слова: Иосиф Бродский, поэзия

 

The secret of 'Bobo's funeral'

Valentina Polukhina

An essay from Valentina Polukhina (Keele University at Newcastle), "The secret of 'Bobo's funeral'" offers a new reading of Joseph Brodsky's 1972 poem, "Bobo's Funeral." Challenging previous interpretations, including Lev Losev's influential reading of the poem, Polukhina scrupulously analyzes its structural particularities and clarifies Brodsky's dramatic biographical circumstances at the time he was writing the poem; this enables her to both establish the specific addressee of the poem and to place it into Brodsky's overall "philosophy of art." The Nobel Prize laureate had formulated an idea of the self-sufficiency and independent develop­ment of language as early as 1963.

Keywords: Joseph Brodsky, poetry