КРАТКИЙ ОБЗОР НАУЧНЫХ ПУБЛИКАЦИЙ
Новое литературное обозрение № 125 (1/2014) New Literary Observer 125 (1/2014)

ПРАКТИКИ ТЕЛА: КИНЕСТЕЗИЯ / BODY PRACTICES: KINAESTHETICS

 

Кинестезия и метафоры реальности

Роджер Смит

В статье Роджера Смита «Кинестезия и метафоры реальности» рассматривается интеллектуальный бэкграунд осязания, согласно которой прикосновение воспринимается как способ более глубокого прикосновения к реальности. Эта статья привлекает внимание к тому вниманию, которое в XIX веке привлекалось к чувству движения в физико-физиологических трактовках прикосновения (по сути именно это составляло контекст термина «кинестезия). Прикосновение и движения были связаны с искусствами также, как с научным письмом и философией — везде они воспринимались как то, что дает доступ к более глубокому пониманию мира.

Ключевые слова: кинестезия, гаптика, осязание, движение, танец, модернизм

 

Kinaesthesia and metaphors of reality

Roger Smith

In the intellectual background of myriad engagements with touch is the claim (which has a long history as well as continuing exponents) that touch gives deeper access to reality than other senses. Roger Smith's (Lancaster University) article "Kinaesthesia and metaphors of reality" draws attention to the 19th century emphasis on the sense of movement in the psycho-physiology of touch. This was the context in which the term "kinaesthesia" became current. Touch and movement were linked in the arts, as well as in scientific writing and philosophy, in relation to claims that touch is the deepest sense.

Keywords: kinaesthesia, haptic, touch, move, dance, modernism

 

Шестое чувство авангарда

Ирина Сироткина

В статье Ирины Сироткиной «Шестое чувство авангарда» обсуждается судьба термина «шестое чувство» в русском авангарде. Этот термин обычно используется для обозначения кинестетического или мускульного чувства, ощущения того, что тело двигается или принимает какую-либо позу. «Шестое чувство» это одно из основных чувств, на основе которого возникает наше самосознание и наше знание о мире. В статье обсуждается, как художники русского авангарда и особенно русские формалисты, молодые и энергичные, смогли найти применение кинестетическому чувству. Фактически, они были теми, кто впервые в теории и на практике осознали ценность мускульного усилия — того, что философы позднее назвали «knowing-how» или «savoir-faire». Всё это может быть рассмотрено в контексте предложенного Виктором Шкловским понятия приема, представлявшего собой синоним для подобного типа знания. Посредством легитимации практического знания (важной частью которого является кинестезия) русские формалисты поместили себя в авангард не только художественной, но философской мысли.

Ключевые слова: кинестезия, мышечное чувство, гаптика, знание-умение, knowing-how, savoir-faire, авангард, формалисты, прием, Виктор Шкловский,

 

The sixth sense of the avant-garde

Irina Sirotkina

In her article "The sixth sense of the avant-garde", Irina Sirotkina (Institute for the History of Science and Technology) examines the term "sixth sense". The term here stands for kinaesthesia or muscular sense, that is, the feeling of one's body moving or maintaining a posture. In a way, the sixth sense is the primary and basic sense upon which we build our self-awareness and our knowledge of the world. The article argues that the artists of the Russian avant-garde, and the Russian Formalists especially, made good use of kinaesthesia, being young, dynamic and energetic. In fact, they were the first to discover, both in theory and practice, the value of muscular sense for what philosophers would later term "tacit knowledge," "know-how" or "savoir-faire." It can be argued that Viktor Shklovsky's concept of "device" [приём] is synonymous with this kind of knowledge. By legitimizing practical knowledge (of which kinaesthesia is an important part), the Russian Formalists put themselves as much in the avant-garde of philosophical thought as in the artistic avant-garde.

Keywords: kinesthesia, kinesthetic feel, haptic, avant-garde, knowing-how, savoir-faire, Formalists, “device” [приём], Viktor Shklovsky

 

Язык прикосновения в викторианском дискурсе об искусстве

Хилари Фрейзер 

В статье Хилари Фрейзер «Язык прикосновения в викторианском дискурсе об искусстве» автор пытается показать, что в викторианском искусствоведении существовала тесная связь между тактильностью и визуальностью и что одной из ключевых работ, сформировавших эту связь, была книга Бернарда Беренсона «Флорентийские художники Возрождения» (1896). Однако Беренсон был не единственным теоретиком викторианской эпохи, кто проявил повышенный интерес к тактильности: гаптическое (the haptic) было ключевым компонентом зрительного опыта и эстетического чувства и для других авторов, писавших об искусстве во второй половине XIX века. Это постепенно сформировало в искусствоведении новый дискурс тактильности – новый «язык прикосновения», который стал ответом на появление новых медиа и новых направлений в искусстве – прежде всего фотографии и импрессионизма – и испытал влияние как психологии (например, работ Уильяма Джеймса), так и физиологической эстетики со свойственным последней языком моторных ощущений и скорости. Кроме того, на появление этого нового языка немалую роль оказало желание (desire). Возникнув на основе телесно-чувственного восприятия искусства, он нес в себе эротический потенциал и был тесно переплетен с нарождавшимися дискурсами сексуальности.

Ключевые слова: осязание, тактильное воображение, тактильные ценности, гаптика, Бернард Беренсон

 

The Language of Touch in Victo­rian Art Criticism

Hilary Fraser

Hilary Fraser's (The University of London) "The Language of Touch in Victo­rian Art Criticism" argues that Victorian-era art criticism demonstrated a close connection between the tactile and the visual, and that one of the works crucial to the formation of this connection was Bernard Berenson's Florentine Painters of the Renaissance (1896). Berenson was not, however, the only Victorian art critic interested in the tactile: the haptic was a key component of visual experience and aesthetic sensibility for other authors writing on art during the second half of the 19th century. Thus a new discourse on the tactile gradually took shape in art-criticism — a new "language of touch" that responded to the appearance of new media and new trends in art (first and foremost, photography and impressionism), and was influenced both by psychology (for instance, the works of William James) and physiological aesthetics, with its language of motor sensation and speed. Furthermore, the role of desire played a significant role in the appearance of this new language. Having materialized out of a corporeal-sensual apprehension of art, this language carried erotic potential and was closely intertwined with the emerging discourses of sexuality.

Keywords: touch, tactile imagination, tactile values, haptic, Bernard Berenson

 

 

АНТРОПОЛОГИЯ И ФЕНОМЕНОЛОГИЯ ВИЗУАЛЬНОСТИ: ТЕОРИИ ТРАВМЫ И ВИЗУАЛЬНОСТЬ / ANTHROPOLOGY AND THE PHENOMENOLOGY OF THE VISUAL: THEORIES OF TRAUMA AND THE VISUAL

 

Trauma studies: История, репрезентация, свидетель

Оксана Мороз

Екатерина Суверина

Блок открывается статьей Оксаны Мороз и Екатерины Сувериной «Trauma studies: История, репрезентация, свидетель». Исследования травмы, в мировой исследовательской практике довольно давно признанные легитимным и обоснованным способом вопрошания о болезненном историческом опыте, в отечественной аналитике обладают двояким статусом. С одной стороны, в последние годы trauma studies «по-русски» превратились в востребованный метод письма и речи о трагическом прошлом. С другой стороны, довольно часто патетика, свойственная такому типу высказываний, скрывает ламентации, а не глубокое владение методами, с помощью которых можно расширять круг неудобных, но необходимых обществу идентификационных вопросов. Не претендуя на исчерпывающее описание проблемы, мы постарались представить контекст, способствовавший развитию соответствующей аналитической позиции, а также совокупность теорий и взглядов, сформировавших междисциплинарное пространство trauma studies.

Ключевые слова: травма, травматический опыт, память, свидетельствование, репрезентация, ПТСР

 

Trauma studies: history, representation, witness

Oksana Moroz

Ekaterina Suverina 

An article from Oksana Moroz (RSUH; RANEPA) and Ekaterina Suverina (The University of Manchester; RSUH), "Trauma studies: history, representation, witness" addresses trauma studies, which as a discipline has been long since recognized in worldwide research practice as a legitimate and valid method of investigating painful historical experience, nevertheless maintains a dual status in Russian analytic practice. On the one hand, "Russian-style trauma studies" have become an important method for writing and talking about the tragic past. On the other hand, the pathetic note inherent to this kind of utterance often hides mere lamentation, rather than a profound grasp of methods with which one might ex­pand the range of uncomfortable but socially necessary questions of identification. Without aspiring to provide a definitive description of the problem, we have tried to present a context that makes the development of such an analytical position possible, as well as the totality of theories and views that have formed the interdisciplinary space of trauma studies.

Keywords: trauma, traumatic experience, memory, witness, representation, PTSD

 

Идеология травмированного глаза, или Как убить Анну Каренину нежно

Юрий Левинг

В статье Юрия Левинга «Идеология травмированного глаза, или Как убить Анну Каренину нежно» рассматриваются экранизации «Анны Карениной», которых насчитывается более двадцати. Во всех этих экранизациях присутствует один момент, чуждый роману Толстого, но порождающий при этом многочисленные культурные отсылки, особенно если он воспринимается в контексте международной и особенной российской истории кино. Речь идет об изображении глаза. В статье этот образ анализируется в контексте традиции, восходящей к «киноглазу» Дзиги Вертова. Рассматривая самоубийство Карениной в нескольких недавних экранизациях романа, автор приходит к выводу, что новый кинематографический гипертекст строится на визуальных отсылках к Вертову и русскому авангардному кинематографу.

Ключевые слова: травма, экранизация, киноадаптация литературного произведения, самоубийство, Лев Толстой, «Анна Каренина»

 

The Eye-deology of Trauma: Killing Anna Karenina Softly

Yuri Leving

Leo Tolstoy's Anna Karenina has been filmed more than twenty times for both the big and small screens. Meanwhile, all of these films feature one striking image not present in Tolstoy's narrative, which produces numerous reverberations if analyzed against the background of international and, especially, Russian cine­matic history. Namely, this is the image of an eye. Yuri Leving's (Dalhousie University, Canada) "The Eye-deology of Trauma: Killing Anna Karenina Softly" attempts to read this carefully inserted frame as an homage to the Russian cine­matic tradition of Dziga Vertov's Cine-eyes movement. By examining the suicide of Anna in several recent film adaptations, Leving suggests that a new cinematic hypertext with visual references to Vertov and Russian avant-garde cinema has emerged, one that make us question our own eye-deas about Tolstoy's novel.

Keywords: trauma, film adaptations, suicide, Leo Tolstoy, 'Anna Karenina'

 

 

IN MEMORIAM

Виктор Маркович Живов (05.02.1945, Москва – 17.04.2013, Беркли) / Viktor Markovich Zhivov (05.02.1945, Moscow — 17.04.2013, Berkeley)

Этот раздел посвящен памяти Виктора Живова, крупнейшего российского филолога, лингвиста, специалиста по истории русского языка и культуры Средневековья, XVIII века и Нового времени, члена редколлегии «НЛО». О личности Виктора Марковича и его роли в российской и мировой славистике высказались его коллеги и ученики из России, Европы и США: С.А. Иванов (НИУ ВШЭ – Институт славяноведения РАН – СПбГУ – ИВГИ РГГУ) и А.М. Молдован (Институт русского языка имени В.В. Виноградова РАН), Марина Бобрик (Институт славистики Потсдамского университета), Алексей Гиппиус (НИУ ВШЭ – Институт славяноведения РАН – ИВГИ РГГУ), Ольга Матич (Калифорнийский университет в Беркли), Вернер Лефельдт (Гёттингенский университет имени Георга-Августа) и Дмитрий Сичинава (Институт русского языка имени В.В. Виноградова РАН). Завершает раздел библиография избранных сочинений Живова, составленная Дмитрием Сичинавой.

 

This section is dedicated to the memory of Viktor Zhivov, a major Russian phi­lologist, linguist and expert in the history of Russian language and culture of the medieval, 18th century and early modern period, as well as a member of the NLO editorial board. Dr Zhivov's colleagues and students from Russia, Europe and the United States have contributed remarks on his character and his role in Slavic Studies in Russia and worldwide: they include S.A. Ivanov (Moscow Higher School of Economics, RAS Institute of Slavic Studies, SPbSU, RSHU), A.M. Moldovan (RAS Vinogradov Institute of the Russian Language), Marina Bobrik (Potsdam University Slavic Institute), Aleksei Gippius (Moscow Higher School of Econo­mics, RAS Institute of Slavic Studies, RSHU), Olga Matich (UC Berkeley), Werner Lefeldt (Georg-August Universitat Gottingen) and Dmitri Sichinava (RAS Vino­gradov Institute of the Russian Language). The section closes with a bibliography of selected works by Zhivov, compiled by Dmitri Sichinava.

 

 

АНН-АРБОР В РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ / ANN ARBOR IN RUSSIAN LITERATURE

Составитель блока Ольга Майорова / Compiled by Olga Maiorova

 

Истоки “Ардиса”

Эллендея Проффер Тисли

В мемуарной заметке Эллендее Проффер Тисли «Истоки “Ардиса”» прослеживается тот путь, который Карл Проффер, один из основателей издательства «Ардис» прошел от юного любителя баскетбола родом из семьи инженеров до одной из наиболее значимых фигур в литературной жизни русского зарубежья. Согласно автору заметки истоки «Ардиса» восходят к путешествию его основателей (Эллендеи и Карла) в Советский союз, где они познакомились с писателями, поэтами и учеными, произведшими на них огромное впечатление.

Ключевые слова: Карл Проффер, «Ардис»

 

The 'Why' of Ardis

Ellendea Proffer Teasley

Ellendea Proffer Teasley, in her article "The 'Why' of Ardis" traces how Carl Proffer, a Midwestern boy and high school basketball star, raised in a technically-inclined family, fell under the spell of Rus­sian literature as an undergraduate student at the University of Michigan and came to read writers no one in his family had ever heard of. She explains the "why" of Ardis by recalling her and Carl's trip to the Soviet Union, where they met amazing writers, poets, and scholars and learned to understand Russia from their perspective, but were shocked to see how the Soviet regime crippled those intellectuals by depriving them of what to the young American academics seemed elementary freedoms. The article offers insightful glimpses into Carl Proffer's interactions with Russians, his self-confidence and leadership qualities, and the inclusive attitude that made it possible for him to make Ellendea an equal — and invaluable — partner in their publishing enterprise.

Keywords: Carl Proffer, 'Ardis'

 

Карл Проффер и Владимир Набоков: к истории диалога

Александр Долинин

В статье Александра Долинина «Карл Проффер и Владимир Набоков: к истории диалога» рассматривается одна из главных книг Карла Проффера «Ключи к Лолите» и показывается, что вклад Проффера в интерпретацию этого романа во многом недооценен и нуждается в пересмотре. Во-первых, в этой книге доказывается важность литературных аллюзий для понимания Набокова; во-вторых, в ней впервые прослеживается ряд тематических эхо, повторяющихся образов, нуждающихся в расшифровке и составляющих основу набоковской поэтики; в-третьих, в книге прослеживается механика стиля Набокова, основывающегося на языковых играх и различных формах параномазии. В статье также прослеживается реакция самого Набокова на исследование Проффера, непосредственным результатом которой, по мнению автора, явилось то, что со временем Проффер стал основным издателем произведений Набокова, служащим главным медиатором между писателем и советской аудиторией.

Ключевые слова: Карл и Эллендея Проффер, «Ардис», «Ключи к "Лолите"», Владимир Набоков, «Лолита»

 

Carl Proffer and Vladimir Nabokov: Toward a History of Their Dialogue

Alexander Dolinin

Alexander Dolinin (University of Wisconsin, Madison), in his article "Carl Proffer and Vladimir Nabokov: Toward a History of Their Dialogue" focuses on Proffer's book "Keys to Lolita" and demonstrates that Proffer's interpretation of the novel is underestimated and ought to be revisited. As Dolinin argues, Proffer's research was ground-breaking in three respects. First, it revealed and proved the importance of literary allusions for understanding Nabokov's texts. Second, Proffer was among the first scholars to discover the series of thematic echoes— recurring patterns for the reader to decode— which are the basis of Nabokov's poetics. Finally, Proffer uncovered the workings of Nabokov's "brilliant" style, which relied on puns and various forms of paronomastic play. Dolinin also explores Nabokov's reaction to "Keys to Lolita" and argues that the writer was, in fact, the main addressee of Proffer's research. Their dialogue, Dolinin claims, explains why the Proffers became the exclusive publishers of Nabokov's Russian texts and served as mediators between Nabokov and his Soviet audience.

Keywords: Carl Proffer and Ellendea Proffer, Ardis, 'Keys to Lolita', Vladimir Nabokov, 'Lolita'

 

“Ардис” и современная русская литература: тридцать лет спустя

Марк Липовецкий

Марк Липовецкий  в статье «“Ардис” и современная русская литература: тридцать лет спустя» рассматривает тот резонанс, который публикации «Ардиса» вызывали в Советском союзе и за его пределами, и утверждает, что литературный вкус Карла и Эллендеи Проффер, сформировавшийся под влиянием московских и ленинградских либеральных кругов, оказал глубокое воздействие на постсоветский литературный мейнстрим. В статье прослеживается, каким именно образом деятельность «Ардиса» повлияла на формирование канона русской прозы.

Ключевые слова: Карл и Эллендея Проффер, «Ардис», Василий Аксенов, Саша Соколов, русский модернизм

 

The Ardis Vision of Contemporary Russian Literature: Thirty Years After

Mark Lipovetsky

Mark Lipovetsky (University of Colorado, Boulder), in his paper "The Ardis Vision of Contemporary Russian Literature: Thirty Years After" emphasizes the resonance the Ardis publications had in the Soviet Union and abroad and argues that the Proffers' aesthetic taste, influenced by Moscow and Leningrad liberal circles, in turn deeply influenced the post-Soviet cultural mainstream. Lipovetsky explores how and to what extent Ardis publishers contributed to the formation of the Russian prose canon. The article focuses in particular on the expectations that Vasily Aksenov's novels aroused for the Proffers, who saw them as harbingers of Russian literature's new aesthetic potential. His grotesque style, with its elements of humor and fantasy, would, they hoped, resurrect Bulgakov's legacy and under­mine the conventional realism that governed Russian prose both in the Soviet Union and among the emigre writers (Solzhenitsyn first of all). Although, as Lipovetsky highlights, Aksenov ultimately failed to meet these expectations, Ardis's tendency to promote his prose reveals Carl Proffer's belief that Russian culture could be more open to avant-garde aesthetics and thus reconnect with its own modernist literature from the turn of the 20th century — the literature that had been marginalized or banned by Soviet censorship.

Keywords: Carl Proffer and Ellendea Proffer, Ardis, Vasily Aksenov, Sasha Sokolov, Russian Modernism

 

Бродский и другие? Современная русская поэзия в проекции “Ардиса”

Эндрю Рейнольдс

В статье Эндрю Рейнольдса «Бродский и другие? Современная русская поэзия в проекции “Ардиса”» утверждается, что литературный канон «Ардиса» в значительной степени совпадает с современными версиями русского литературного канона. Это позволяет поставить вопрос о способах формирования канона вообще, о том, основывается ли он прежде всего на институциональных предпосылках или на предпосылках эстетических.

Ключевые слова: Карл и Эллендея Проффер, «Ардис», Иосиф Бродский, современная русская поэзия, канон

 

Mission, Omissions, Missive to the Future: The Ardis Atlas of Contemporary Russian Poetry

Andrew Reynolds

In his article "Mission, Omissions, Missive to the Future: The Ardis Atlas of Contemporary Russian Poetry" Andrew Reynolds (University of Wisconsin, Madison) discusses the close overlap between the Ardis canon and most contem­porary Russian versions of the canon. Reynolds raises philosophical questions about canon formation and argues that none of the existing models of canon-formation (institutionally-imposed versus aesthetically-determined) can comple­tely explain how Ardis helped to shape the contemporary literary scene. Reynolds focuses on the crucial role that the Ardis translations played in the formation of the Russian modernist canon in the English-speaking world and highlights how Ardis publications of modernist writers encouraged late Soviet society to embark on its own rediscovery of that literature. The article asks the difficult question of why Ardis's publications promoted a rather restricted list of contemporary poets.

Keywords: Carl Proffer and Ellendea Proffer, Ardis, Joseph Brodsky, contemporary Russian poetry, canon

 

Наследие оттепели: к вопросу об отношениях советской литературы и общества второй половины 1960-х годов

Денис Козлов

В статье Дениса Козлова «Наследие оттепели: к вопросу об отношениях советской литературы и общества второй половины 1960-х годов» прослеживаются некоторые механизмы взаимодействия литературы и общества и их воздействие на советское общество времен оттепели. Это позволяет более детально изучить литературный ландшафт 1960-х годов — того времени, когда чета Проффер впервые оказалась в Советском союзе. Особенности официальной литературы, с точки зрения автора статьи, непосредственно зависели от ее отношений с литературой неподцензурной. В статье исследуется официальная культурная политика 1960-х годов, двойственная реакция образованной части советского общества на дело Синявского и Даниэля, а также события вокруг журнала «Новый мир».Таким образом, автор реконструирует широкий интеллектуальный контекст поздних 1960-х, непосредственно предшествовавший основанию издательства «Ардис».

Ключевые слова: оттепель, «Новый мир», Александр Твардовский, дело Пастернака, дело Синявского и Даниэля, сталинский террор, «письмо одиннадцати», общественные мнения

 

The Legacy of the Thaw: Soviet Literature and Society during the Late 1960s

Denis Kozlov

Denis Kozlov (Dalhousie University, Canada), in his article "The Legacy of the Thaw: Soviet Literature and Society during the Late 1960s" traces some of the mechanisms and effects of intellectual change as it took place in Soviet society during the Thaw. The article provides a few important glimpses of the legitimate literary landscape at the end of the 1960s, the moment when the Proffers traveled to the Soviet Union. The climate for official literature, argues Kozlov, evolved through a process of reciprocal relationships with underground literature. The article explores the official cultural politics of the 1960s, the ambivalent reaction of Russian educated society to the Daniel and Siniavsky trial, and the crucial developments around the foremost Soviet literary journal, Novyi mir. Kozlov's re­search reveals the broad intellectual context of the late 1960s that immediately preceded the foundation of Ardis.

Keywords: Thaw, Novyi mir, Alexander Tvardovsky, Pasternak Affair, Daniel and Siniavsky trial, the Stalin's terror, the Letter of Eleven, public opinion

 

 

ПРОЧТЕНИЯ / INTERPRETATIONS

 

К вопросу о визуальных подтекстах “Стихов о неизвестном солдате”

Евгений Сошкин

В статье Евгения Сошкина «К вопросу о визуальных подтекстах “Стихов о неизвестном солдате”» предлагается интерпретация одного из наиболее темных произведений Осипа Мандельштама и утверждается, что к написанию этого стихотворения поэта могла толкнуть сцена «Сцилла и Харибда» из романа Джеймса Джойса «Улисс».

Ключевые слова: птичье копье, рыцарская птичья плюсна, Шекспира отец, «Гамлет», «Рассказы о бесконечном», «Улисс»

 

Regarding the Visual Subtexts of Lines on the Unknown Soldier

Evgeniy Soshkin

In his article "Regarding the Visual Subtexts of Lines on the Unknown Soldier" Evgeniy Soshkin (The Hebrew University of Jerusalem) offers a close reading of one of the most obscure poems by Osip Mandelstam, suggesting that the poet may have been prompted to write this poem by the "Scylla and Charybdis" episode in "Ulysses" that reminded him of "Stories of Infinity" by Camille Flammarion and made him refresh in his mind the text of "Hamlet" and certain facts of the Bard's biography.

Keywords: bird spear, knights bird tarsus, Shakespeare's father, 'Hamlet', 'Stories of Infinity', 'Ulysses'

 

Господские пятки, память о крепостничестве и теория мемов

Константин А. Богданов 

В статье Константин А. Богданов «Господские пятки, память о крепостничестве и теория мемов» история крепостничества рассматривается как один из примеров сосуществования двух конфликтующих друг с другом типов памяти — официальной «политизации памяти» и ее неофициальной социальной актуализации. Среди литературных мотивов второй половины XIX века повторяется один характеризующий крепостничество мотив — мотив крепостных девушек, которые «чешут пятки» своим господам. В настоящее время этот мотив является одним из прецедентных текстов русской литературной традиции, функционируя как «мем» — единица культурной информации, способная воспроизводить идеи и образы, оправдывая «антропоморфизацию» или даже «соматизацию» социальных представлений, понимаемых как «коллективная память».

Ключевые слова: крепостничество, рабство, чесать пятки, русская литература, реформы 1861 года, мем

 

Masters' Heels, the Memory of Serfdom and the Meme Theory

Konstantin A. Bogdanov

Konstantin A. Bogdanov (Pushkin House) in his article "Masters' Heels, the Memory of Serfdom and the Meme Theory" argues that the history of serfdom in Russia can serve as an example of construction and conflict existing between official techniques of «politicization of memory» (G. Hartman) and non-official discourses of its social actualization. Among the literary motifs of the second half of the 19th century "reminding" of the suppressed sides of serfdom, the motif of serf girls compelled to "scratch the heels" of their masters was extremely widespread. Today, such a motif, or a «precedential text», of Russian literary tradition, could find its analogy in the notion of meme — a unit of cultural information able to replicate ideas and images justifying «anthropomorphization» or even «somatization» of social representations as «collective memory».

Keywords: serfdom, slavery, scratch the heels”, Russian Literature, The Emancipation reform of 1861, meme

 

 

НОНКОНФОРМИЗМ REVISITED: ПОД ЗНАКОМ ТРАВМАТОЛОГИИ / NONCONFORMISM REVISITED: UNDER THE AEGIS OF TRAUMATOLOGY

 

Между бедностью языка и бездной речи. Распад логоса как поэтический процесс

Владимир Фещенко

В статье Владимира Фещенко «Между бедностью языка и бездной речи. Распад логоса как поэтический процесс» различного рода языковые деформации и распад нормативной коммуникации в поэзии футуристов, заумников, обэриутов рассматриваются под углом, с одной стороны, глоссолалии и мифа о вавилонском смешении языков, с другой -- как реакция на катастрофические исторические события, переворачивающие жизненный уклад и систему смыслов.

Ключевые слова: глоссолалия, вавилонское смешение, утопия универсального языка, заумь, алогизм, Г. Айги, Е. Мнацаканова, А. Альчук

 

Between the poverty of language and the abyss of speech. The disintegration of logos as poetic process

Vladimir Feshchenko

Vladimir Feshchenko (RAS Institute of Linguistics, Moscow), "Between the poverty of language and the abyss of speech. The disintegration of logos as poetic process" Feshchenko examines various forms of linguistic deformation and the disintegration of normative communication in the poetry of Russian Futurists, zaumniks and OBERIU poets through the lens of glossolalia and the myth of the Babylonian mixing of languages, on the one hand; and on the other hand, as a reaction to catastrophic historical events that up-ended ordinary life and the system of meanings. The transitional figure, acting as a sort of mediator between the "de(ideo)logicized" word of Khlebnikov, Mandelstam and Vvedensky and the post-war, post-catastrophic poetry of Gennady Aigi, Elizaveta Mnatsakanova and Anna Al'chuk, turns out to be Paul Celan, whose splintering of the word and of logical connections is also connected with the radical experience of terror, concentration camps and mass death.

Keywords: glossolalia, Babylonian mixing of languages, utopia of universal language, zaum', alogism, Gennady Aigi, Elizaveta Mnatsakanova, Anna Al’chuk

 

Травматография логоса: язык травмы и деформация языка в постсоветской поэзии

Татьяна Вайзер

Травматический опыт, прежде всего -- военный, находится в центре внимания статьи Татьяны Вайзер «Травматография логоса: язык травмы и деформация языка в постсоветской поэзии». Отталкиваясь от работ Дж. Агамбена и Ирины Сандомирской, исследующих язык, способный свидетельствовать о непредставимом, от лексических, грамматических, синтаксических деформаций в поэзии Пауля Целана и Роберта Шинделя (Robert Shindel), автор обнаруживает у постсоветских поэтов младшего поколения близкие модели разрушения языка и обращение к опыту Великой Отечественной или Второй мировой войны, который эти поэты  (родившиеся в 1970--1980-е годы) не могли пережить лично в просто силу возраста. В стихах Екатерины Завершневой, Евгении Сусловой, Кирилла Корчагина и других поэтов, пришедших в литературу в 2000-е годы, прослеживается переход от языка травмы к «травме» языка, причем в последнем случае травму следует понимать как внутренний разлом, дробление, деформацию – стиля, синтаксиса, смыслового единства. Перед нами язык, который уже вообще не отсылает к травматическому опыту, но сам им является. Эту трансформацию исследователь связывает с непроработанной (в психоаналитическом и политическом смысле) травмой Второй мировой войны в официальном дискурсе СССР, с целым рядом замалчиваний и лакун в советской и постсоветской исторической науке и системе образования.

Ключевые слова: постсоветская поэзия, свидетель, свидетельство, травматичный опыт, деформация языка, биополитика

 

The traumatography of logos: the language of trauma and the deformation of language in post-Soviet poetry

Tatyana Vaizer 

Traumatic experience, particularly the military kind, is the focus of the article from Tatyana Vaizer (RSHU, Moscow), "The traumatography of logos: the language of trauma and the deformation of language in post-Soviet poetry" Proceeding from works by Giorgio Agamben and Irina Sandomirskaya, which investigate the language capable of witnessing the unimaginable, and from the lexical, grammatical and syntactic deformations in the poetry of Paul Celan and Robert Schindel, Vaizer discovers similar models of destruction of language and engagement with the experience of the Second World War in the work of younger post-Soviet poets (born in the 1970s-80s), who because of their age could not have had personal experience of these events. In poems by Ekaterina Zavershneva, Eugenia Suslova, Kirill Korchagin and other poets who began publishing in the 2000s, Vaizer traces the transition from the language of trauma to the "trauma" of language; in the latter case, trauma should be understood as an internal fracture, fragmentation, deformation — of style, syntax, unity of meaning. Now we are dealing with a language that no longer refers to traumatic experience, but is traumatic experi­ence. Vaizer connects this transformation with the unprocessed (in the psycho­analytic and political sense) trauma of the Second World War in official Soviet discourse, that is, with the vast range of silences and lacunae in the Soviet and post-Soviet writing of history and educational materials.

Keywords: post-Soviet poetry, eyewitness, witness, traumatic experience, deformation of language, biopolitics

 

 

ВИЗУАЛЬНОЕ/ТЕКСТУАЛЬНОЕ // VISUAL/TEXTUAL

 

Автопортрет в выпуклом зеркале

Джон Эшбери

Ян Пробштейн

В этом блоке представлена программная поэма Джона Эшбери «Автопортрет в выпуклом зеркале», одно из ключевых произведений выдающегося американского поэта. В развернутом предисловии к своему переводу Ян Пробштейн касается взаимоотношений изобразительного искусства и поэзии, экфрасиса, подвижной границы между изображаемым и изображением, проблем означивания в контексте теорий Фердинанда де Соссюра и Юрия Лотмана, имитации имитации (подражания подражанию) в эпоху постмодернизма и судьбы искусства в век технической воспроизводимости.

Ключевые слова: Джон Эшбери, поэзия, перевод

 

Self-portrait in a convex mirror

John Ashbery

Ian Probstein

This section presents John Ashbery's programmatic poem, "Self-portrait in a convex mirror" one of the poet's most important works. In a detailed preface to his translation, Ian Probstein (Touro College, New York) touches on the interactions between visual art and poetry, ekphrasis, the mobile boundary between the depicted and the depiction, the problem of signification in the context of the theories of Saussure and Lotman, imitations of imitation in the age of postmodernism, and the fate of art in the age of mechanical reproduction.

Keywords: John Ashbery, poetry, translation

 

 

CLOSE READING

 

Размышления о романе Николая Кононова “Фланер”

Алексей Порвин

В статье Алексея Порвина «Размышления о романе Николая Кононова “Фланер”» анализируется превращения понятия -- и самого феномена -- «фланер» (восходящего к Бодлеру и Беньямину) в одноименном романе Николая Кононова, а присущие этому последнему трансгрессивные чувственность и физиологизм ставятся в зависимость от вопросов гносеологии и историософии.

Ключевые слова: Николай Кононов, роман

 

Musings on Nikolai Kononov's Flaneur

Aleksei Porvin

Aleksei Porvin (Saint Petersburg), in "Musings on Nikolai Kononov's Flaneur" analyzes the transformations of the concept — and actual phenomenon — of the "flaneur" (harking back to Baudelaire and Benjamin) in the eponymous novel by Nikolai Kononov. The transgressive sensuality and physiologism peculiar to Kononov as a writer are drawn into questions of gnoseology and historiography.

Keywords: Nikolai Kononov, novel

 

Горький рафинад. В романной мирре Владимира Рафеенко

Игорь Бондарь-Терещенко

Игорь Бондарь-Терещенко в очерке «Горький рафинад. В романной мирре Владимира Рафеенко» не без иронии описывает эволюцию и интертексты украинского писателя, недавно получившего за свой роман «Московский дивертисмент» (2013) Русскую Премию в номинации «Крупная проза». 

Ключевые слова: Владимир Рафеенко, роман

 

Gorky refined. Inside the novelistic world of Vladimir Rafeenko

Igor Bondar-Tereshchenko

In "Gorky refined. Inside the novelistic world of Vladimir Rafeenko" Igor Bondar-Tereshchenko describes — not without irony — the evolution and inter- texts of the Ukrainian novelist Rafeenko, who recently received the Russkaia Premiia prize (in the "major prose" category) for his novel Moscow Divertissement (2013).

Keywords: Vladimir Rafeenko, novel