Обсуждение
Цитаты и ссылки

Гуманитарная копилка Кирилла Кобрина Выпуск третий

Март 2011

 

В мире, чуть ли не главной проблемой которого стала «миграция» (э-миграция, им-миграция, ре-эмиграция, трудовая миграция и прочие мигр-ени для национально- и либерально-озабоченных политиков) не стоит забывать о высокой эстетической цене этого (в человеческом измерении) драматического и болезненного процесса. Мигрант Гоголь написал лучшую прозу в истории русской литературы. Мигрант Джойс – один из трех гигантов модернизма века прошедшего. Мигрант Набоков и мигрант Бродский. Мигрант Беккетт и мигрант Чоран. Эмигрант, русский писатель, британский писатель, москвич, лондонец Зиновий Зиник составил книгу своих эссе под названием «Эмиграция как литературный прием», которая вот-вот выйдет в «Новом литературном обозрении». В аннотации читаем: «В этом сборнике эссе (с конца 70-х годов до недавнего времени) читатель найдет не только подробный и увлекательный анализ литературной ситуации вне России — от эпохи железного занавеса до наших дней открытых границ, но и мемуарные отчеты о личных встречах Зиника со старыми московскими друзьями на новой территории и с такими классическими именами двадцатого столетия, как Энтони Бёрджеcс и Фрэнсис Бэкон, о полемических столкновениях с семейством Набоковых и об идеологической конфронтации с Салманом Рушди. Эта книга — о диалектике отношений писателя вне родины с другой культурой». Сам автор об этой самой «диалектике» говорит так: «Одно из первых моих эссе (оно было опубликовано в эмигрантском журнале «Синтаксис» в Париже в 1982 году) так и называлось “Эмиграция как литературный прием”. Когда речь зашла об издании сборника моих эссе в НЛО, я знал, что без этого эссе не обойтись, но я не хотел выдвигать его на первый план. Название, конечно, хлесткое и за тридцать лет цитировалось где попало. В нем - очевидная отсылка к Виктору Шкловскому, к его “литературе как приему”, приему остранения. Но в действительности, меня вдохновили на это название две цитаты, к России отношения не имеющие. Первая – из Жан-Жака Руссо: “Чтобы написать настоящую книгу о своей собственной стране, нужно прежде всего из нее уехать”. Вторая из ”Английских фрагментов” Гейне: ”Ненавистная отчизна исчезла из моих глаз, но я тут же обрел ее в своем сердце”. Я уехал из России тридцать пять лет назад, с потерей советского гражданства. Но в наши дни мы, вроде бы, больше не эмигранты, мы – по обе стороны открытых рубежей – вечные мигранты в меняющемся мире. Не устарело ли название?

”Зиновий, боюсь, Вы плохо понимаете, что происходит в нынешней России”, - заметила главный редактор НЛО. Так заголовок старого эмигрантского эссе стал названием всей книги».

 

* * *

Если Зиновий Зиник пишет об эмиграции как литературном приеме - в частности, пишет из Лондона о том, что происходило когда-то в Москве (как тут не вспомнить его последнюю, только что вышедшую английскую книгу «Похитители истории», где автор искусственно - почти сновидчески – конструирует восточно- и центральноевропейское фамильное древо: http://www.press.uchicago.edu/ucp/books/book/distributed/H/bo10464597.html ), то британский художник Уильям Голдсмит придумывает воображаемый восточноевропейский город, образы которого вызывает в памяти советские открытки, плакаты и фотографии. Комикс называется “Vignettes of Ystov”, в нем действуют люди с такими именами, как Wassily и Marta: http://www.guardian.co.uk/books/gallery/2011/mar/10/william-goldsmith-vignettes-ystov#/?picture=372481954&index=0

 

* * * 

А вот образец (кажется) невымышленного прошлого. Американская писательница Сигрил Нунес сочинила книгу “Sempre Susan: A Memoir of Susan Sontag” http://www.booksmith.com/book/9781935633228 . История ее такова. В 1970 году Нунес вместе со своим бойфрендом Дэвидом Риффом въехала в квартиру матери этого приятеля. Звали богемную, сующую нос в чужие дела, назойливую мамашу Сьюзан Зонтаг: «Когда она приходила домой, как бы ни поздно, даже если мы с Дэвидом уже были в постели, то всегда стучала в дверь нашей комнаты. “Можно к вам?” (голос ее по ту сторону двери был душераздирающе застенчив). Мы с Дэвидом спали на матрасе на полу, возле маленькой софы. Она садилась на софу, закуривала и принималась рассказывать о том, как провела вечер. Я иногда засыпала под ее рассказ».

 

* * * 

А вот другая книга, автора более известного, чем Сигрил Нунес – и даже чем сама Сьюзан Зонтаг. Его зовут Эмиль Золя, а вот что именно за роман был выпущен лет тридцать спустя смерти автора в английском переводе, сказать трудно. Я бы дал этому изданию приз за самую идиотскую обложку произведения классической литературы: http://causticcovercritic.blogspot.com/2011/03/zolarama-addendum.html

Впрочем, здесь (http://causticcovercritic.blogspot.com/2009/03/zolarama.html ) можно выбрать кое-что позабористее.