Обсуждения

Рецензия
Обсуждение

Эта история началась больше года назад, когда редакторы «Неприкосновенного Запаса» пришли к выводу, что пора обернуться лицом к современности. Не то, чтобы они уже не были обращены к ней лицом; журнал фокусирует свое внимание на самых актуальных сегодняшних проблемах общества, государства, истории; однако мы ощутили, что нам не хватает концептуального понимания «современности». Опять же, нельзя сказать, что наш мир испытывает недостаток в обобщающих и концептуализирующих работах о «современности», modernity, Новом времени – отнюдь, их множество. Но для НЗ было (и остается) важным как бы пропустить эту концептуализацию, теоретический анализ понятия «современность» через свой редакторский и исследовательский опыт, сопоставить с направлением и содержанием журнала . Иными словами – попытаться рассмотреть идею и воплощение «современности» в контексте идей и подходов нашего журнала.

Из такого рода размышлений родилось предложение сделать специальный номер, посвященный современности. И вот – спустя год с лишним – он подготовлен и отправлен в печать.

Рецензия

Александр Чанцев в рецензии на книгу Ирины Врубель-Голубкиной «Разговоры в зеркале» в журнале «Лехаим», пишет, что «„Зекало” не врет, в него смотреться крайне интересно, и объемные, в 600 страниц почти, „Разговоры” пролетают быстро, как самая лучшая беседа»:

«Совершенно разные люди — из круга „второго авангарда” — называют неожиданное очень часто для их личных поэтик: Малевич, Хлебников и Маяковский как абсолютные величины. Хармс в жизни — „настоящий инопланетянин” (Харджиев), а Хлебников и Маяковский не модернисты, а урбанисты (прав Айги!).

Происходит и много низвержений устоявшихся вроде бы кумиров. У „захваленного” (Хромов) Бродского „стандартная ангажированная поэзия американского и европейского образца” (тот же Айги), Пригов — „неприятен” (Красовицкий) и „беспардонен” (Некрасов). А Л. Гиршович считает, что у Венедикта Ерофеева шутки „на уровне средних острот в еженедельнике "Беседер"”, а сентиментальная любовь к „итээровцу” Булгакову „превращает людей в кликуш”. Такое вот апофатическое утверждение».

Обсуждение

«Новое литературное обозрение» подготовило обстоятельное исследование деятельности знаменитого издателя Зиновия Гржебина, до 1917 года выпускавшего сатирические журналы «Адская почта» и «Жупел», создавшего издательство «Шиповник», а после Октябрьской революции, совместно с Максимом Горьким, «Издательство З.И. Гржебина». Ефим Абрамович Динерштейн, автор книги «Синяя птица Зиновия Гржебина», подробно рассматривает каждый из этапов работы своего героя в русской культуре. В каком-то смысле, перед нами история России первой трети прошлого века – прежде всего, потому что основные ее вехи так или иначе связаны с гржебинскими начинаниями: сатирические журналы – с Первой русской революцией, «Шиповник», который так раздражал антисемитствовавшего Блока, – с межреволюционным временем, «Всемирная литература» и «Издательство З.И. Гржебина» – с попытками Горького убедить большевиков реализовать его просвещенческий проект. Но дело не только в этом. 

Анонс
Рецензия

Варвара Бабицкая пишет в «Афиша. Воздух» о исследовании Александра Рожкова «В кругу сверстников: Жизненный мир молодого человека 1920-х годов». В этой книге найдется все: от статистических данных и результатов соцопросов, помогающих восстановить портрет первого советского поколения, до стихов деревенских школьников, дневников студентов и прочих свидетельств частной жизни молодых людей:

«Вот статистика, собранная в 1924 году: язык красноармейца состоял из 11 223 слов, язык газеты “Красный воин” — из 54 338 слов. Очевидно, что “красный воин” не имел даже теоретической возможности понять новое учение. Впрочем, от него этого часто и не требовали — обучение политграмоте по форме буквально воспроизводило катехизис, предлагая заучить наизусть не только ответ, но и вопрос: «Командир взвода на политчасе вел себя, как на строевой подготовке: “Григорчук! Отвечать громко, по уставу: Октябрьская революция пролетарская?” — “Так точно!” — “Теперь всех спрашиваю: пролетарская?” — (Хором.) “Так точно!” На вопрос корреспондента, чего не понял красноармеец на этом политчасе, тот браво ответил: “Так точно!”».